Каталог
Это интересно > Экспертиза > Сосуд и уголь для фимиама.

Сосуд и уголь для фимиама.

Уголь: от лозы до березы

Кадильный уголь и кадило обычно рассматриваются как сугубо вспомогательные элементы богослужения, вероятно, оттого, что мы редко задумываемся о таинственном смысле и мистическом значении каждения. Между тем углю горящему в молитвах часто уподобляются Тело и Кровь Христовы, по толкованию же святых отцов огонь как вещество сожигающее (очищающее) изображает собою Божество: Бог наш есть огнь поядаяй (Евр. 12, 29) и Бог есть свет (1 Ин. 1, 5). Именно как Богу всего сущего волхвы преподнесли Младенцу Христу ладан. Приемлемые Христом молитвы в соединении с ладаном, кадильными углями и огнем превращаются в благоухающий фимиам, означающий сокровенные молитвенные искренность и чистоту: Мы Христово благоухание Богу (2 Кор. 2, 15). Здесь же можно вспомнить и о явленных Иоанну Богослову фиалах златых, полных фимиама, которые суть молитвы святых (ср.: Откр. 5, 8).

К счастью или к сожалению, спектр кадильного угля гораздо у´же по сравнению с доступной палитрой ладана или натуральных ароматических смол. Объясняется это тем, что калиброванный под геометрические размеры кадильницы древесный уголь — это прошедшая процедуру термического отжига (нагревания до обугливания без доступа кислорода) обыкновенная древесина. Вариации минимальны: в западном мире обычно используют твердолиственные породы деревьев, у нас — березу, на Афоне — виноградную лозу.

В крайнем случае в кадило можно помещать даже исходное сырье, например древесный березовый уголь. Он продается в супермаркетах как первейший аксессуар для шашлыков. Стоит он там недорого: 75 рублей за 2,5-килограммовую упаковку или 40 рублей за 10 литров, что в пересчете дает примерно 30-рублевую цену килограмма. Но использовать необработанное сырье в кадиле неудобно — в первую очередь из-за хаотического, не «подогнанного» под кадильную чашу размера частиц. «Мы получаем березовые угли в больших холщовых мешках, — объясняет начальник цеха по изготовлению изделий из пластмасс художественно-промышленного предприятия (ХПП) «Софрино» Русской Православной Церкви Любовь Виноградова. — Потом дробим его в пудру и помещаем в формовочный станок. На выходе получаются стандартные таблетки диаметром 30 и 40 миллиметров, которые удобно использовать в кадильной чаше».

Часто при прессовке в березовый кадильный уголь добавляют стабилизатор — клейкую связующую органику, которая помогает готовой таблетке держать форму. «Обычно в ее качестве выступает крахмал или другое сахаросодержащее вещество», — уточняет генеральный директор мастерской церковной утвари «Колокол» Михаил Кузьмин. Среди экзотических вариантов кадильного угля можно упомянуть изредка попадающиеся в продаже образцы с ароматическими наполнителями. Иногда в качестве последних применяются ароматические масла наподобие стандартных компонентов ладана, о которых мы подробно говорили в прошлой публикации. В любом случае не следует при оценке качества угля пренебрегать его запахом в момент разжигания: сам ладан на этой стадии еще холодный, поэтому доминирует именно угольный аромат.

Измельчение, прессовка и придание готовой формы удорожают материал втрое-вчетверо, но это если говорить об отечественном угле. Удельная же цена грамма кадильного угля, ввозимого из Греции и реализуемого в России в розницу, выше еще примерно вдвое. Другое дело, что вместо березы там, как упоминалось выше, используют ввозимые с Балкан партии твердолиственных пород. «А на Афоне кадильный уголь по традиции делают из выжимок, образующихся при производстве виноградного сока,— рассказывает директор Центра православных ремесел «Русский Афон» Леонид Ежов. — Его измельчают и просто насыпают в кацею или кадило. Он легко зажигается от спички и не содержит примесей. Но такой уголь монахи делают только для себя».

«У греческого угля нет посторонних запахов», — говорит заведующий производством ладана московского Свято-Данилова ставропигиального мужского монастыря иеродиакон Варнава (Шевцов). Разделяет это мнение и диакон храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Федосьине (столичный район Ново-Переделкино) Игорь Алексеев: «Греческий уголь лучше всего, а российские сорта почему-то выделяют мелкодисперсную гарь, которая оседает на стенах храма. Правда, греки добавляют немного селитры, поэтому их уголь при поджиге пахнет не очень приятно». А вот настоятель московского храма великомученицы Ирины в Покровском протоиерей Андрей Григорьев одним из лучших и проверенных временем считает уголь для кальянов: «Хорошо спрессованный, он выпускается без дополнительных добавок и долго держит тепло. Неплохо зарекомендовал себя польский, на нем так и написано: “Для кальяна и для применения в церкви”». Еще польский уголь привлекателен своей вакуумной упаковкой, эффективно защищающей таблетки от влаги и сырости (в России аналог выпускает только «Русский Афон»).

Всё сказанное выше касается обычного угля, раскаливаемого перед применением на электроплитке. Присутствует в продаже и быстроразжигаемый уголь, который для разогрева до рабочей температуры достаточно подержать несколько секунд над пламенем обычной зажигалки. Им ни в коем случае не рекомендуется пользоваться в закрытом помещении, в том числе в храме. Содержащий сильный окислитель (как правило, селитру), этот уголь предназначен в основном для каждения на открытом воздухе (например, во время панихиды на кладбище, где он буквально незаменим при сильном ветре). Как и обычный уголь, быстроразжигаемый выпускается в различных типоразмерах (диаметр таблетки от 25 до 40 мм), которые подходят под все «калибры» применяемых в настоящее время кадил. Удельная цена быстроразжигаемого угля примерно такая же, как и обычного.

Кадила: филигранные традиции

Если горящие угли символизируют Господа Иисуса Христа, то кадильница, как и потир, — вместилище Невместимого, Богородицу и Приснодеву Марию. Именно поэтому во многих молитвах Богоматерь именуется кадилом благовонным, произведшим истинное благоухание — Христа. При совершении Литургии архиерейским чином по поставлении Даров предложения на престоле при пении Херувимской песни сослужащие священники произносят: «Дух Святый найдет на вас и сила Вышняго осенит вас». Архиерей же отвечает: «Той же Дух содействует нам вся дни живота нашего».

В древности кадило несколько отличалось от современного: лишенное цепочек, оно представляло собой сосуд с рукоятью для переноски (а иногда и без нее). Назывался такой сосуд кацией (кацеей). О «кации — вещи церковной» упоминает русская летопись 1146 года, в древнехристианской археологии изображения кадила и кации встречаются гораздо раньше.

Классическое современное кадило состоит из двух сферических половин (см. схему). Верхняя половина — иорданка — в закрытом положении покоится на нижней в качестве крышки, поднимающейся и опускающейся при помощи рабочей (центральной) цепочки. Нижняя половина исполняется в форме чаши, куда в медную пиалувкладыш помещаются раскаленные угли. Иорданка обычно декорируется стилизованным изображением церковной кровли с увенчанными крестами одним, тремя или пятью куполами. На центральном (или на единственном) кресте имеется кольцо, к которому прикрепляется рабочая цепочка. Это кольцо также называется рабочим. Над иорданкой рабочая цепочка свободно проходит в отверстие круглой или сферической бляшки с широким неподвижным кольцом в середине, за которое подвешивается или удерживается кадило в процессе каждения. Неподвижно к этой бляшке прикреплены верхние концы трех других цепочек, свободно проходящих через кольца по бокам иорданки. Боковые цепочки — вспомогательные, они предотвращают запутывание рабочей цепочки и опрокидывание кадила при каждении. Их нижние концы закреплены на чаше.

Подобная конструкция позволяет иорданке, поднимаясь и опускаясь под действием рабочей цепочки, легко скользить своими боковыми кольцами по трем боковым цепочкам и не терять при этом устойчивости. Важный компонент кадила — позвонцы (звонцы, бубенцы). Это шарики с вложенными в них металлическими ядрами, которые мелодично звенят во время каждения. Позвонцы обычно крепятся симметрично в боковых кольцах и на цепочках, а иногда еще и под основанием нижней половины — так, чтобы их общее число составляло дюжину. Кстати, их крепеж — первое на что следует обратить внимание при выборе товара (сборно-разборные соединение предпочтительнее пайки). В основном современные кадила изготавливаются из латуни (сплава меди и цинка). Как правило, в коммерческих предложениях фирм-производителей содержится опция серебрения или золочения поверхности. В промышленных масштабах в России в изготовлении кадил у ХПП «Софрино» конкурентов нет. «Объясняется это большим набором разноплановых и крайне трудоемких процедур, которые необходимо выполнить вручную при работе над каждым кадилом, — говорит начальник цеха церковной утвари предприятия Сергей Маранов. — Перечислю только основные из них, без которых не обойтись: давильные работы по металлическому листу, штамповка, чеканка, гальваника, полировка. Получается многозатратное производство, в котором кустарям конкурировать с цеховой организацией труда принципиально невозможно. Когда я пришел на наше предприятие, в ассортименте значилось три-четыре разновидности кадил. Сейчас их около десятка, и мы продолжаем разрабатывать новинки». Спектр возможных вариаций рассчитан на любой кошелек. Самое дешевое латунное софринское кадило (оно называется малым круглым) без позвонцов продается здесь за 1200 рублей. Самое дорогое серебряное— круглое с фигурной чеканкой, изготавливаемое на заказ, — за 144 800 рублей. Внутри этого ценового диапазона, простирающегося более чем на два порядка величин, — невероятное разнообразие форм, размеров и украшений. Позолоченное малое круглое кадило стоит 1900 рублей; снабженное позвонцами — 2300 рублей. Дальнейшие главные этапы удорожания связаны с чеканкой, украшением кадила эмалью и присутствием в нем драгоценных металлов. Так, архиерейские позолоченные кадила с чеканкой в зависимости от диаметра идут за 7600–9200 рублей, золоченое круглое кадило с эмалью — за 20 100 рублей. Есть еще специфический декор, именуемый филигранью. Вернее, это даже не декор, а целая технология, позволяющая получать при помощи дюралюминиевой формы«болванки» напаянный узор из тонкой проволоки, словно бы сотканный из сложной паутины. Филигранные кадила — это десятки тысяч рублей, ну а серебряные, как уже говорилось, могут стоить более ста тысяч.

Как очень дорогой подарок можно заказать и золотое кадило. Но это будет уже скорее самоценное ювелирное изделие, богослужебное предназначение которого окажется в тени драгоценного металла, из которого оно создано. Кроме того, золотыми кадилами в повседневном обиходе пользоваться не принято, не в последнюю очередь из-за высокой плотности этого металла. «К тому же считается, что золото — металл архиерейский, да и звенит оно хуже серебра, — говорит протоиерей Андрей Григорьев. — Давно мечтаю о серебряном кадиле, но это дорогое удовольствие: даже московскому протоиерею не по карману. Так что пока пользуюсь жестяным кадилом, удачно купленным несколько лет назад за 7000 рублей с рук на Вернисаже в Измайлове. Продавец не смог сказать ничего определенного о его истории. Думаю, вещь дореволюционная; во всяком случае на современные типовые изделия она не похожа ни размером, ни качеством исполнения».

Наши или заморские?

«В России есть также несколько мелких кустарных предприятий, изготавливающих кадила, — говорит заведующий отделом церковной утвари Издательства Московской Патриархии Олег Скрябин. — Но Софрину они не составляют конкуренцию ни по объемам производства, ни по качеству исполнения. Единственная же страна, откуда Россия в серьезных масштабах импортирует кадила — Греция».

Греческие кадила также рассчитаны на любой вкус. Но ассортимент здесь значительно шире софринского: только латунных кадил с ручной чеканкой греки выпускают свыше полусотни разновидностей, а еще они могут быть позолоченные и посеребренные. Кроме того, тамошние ювелиры делают множество подарочных кадил из драгметаллов с ювелирными украшениями.

«Дополняя софринский ассортимент, мы заботимся в первую очередь не об отечественном производителе, а об отечественном потребителе, — не без доли юмора замечает Леонид Ежов. — Греческие производители работают в условиях жесткой конкуренции и имеют большой опыт, а к трудоемким операциям зачастую привлекают грузинских и болгарских мастеров. Поэтому их кадила дешевле и интереснее. А в последние годы греческие фирмы запустили производственные площадки в Индии. Их продукция даже дешевле греческой при вполне приемлемом качестве».

В московском магазине «Русский Афон» позолоченное 30-сантиметровое кадило «Афон» с эмалевыми вставками сейчас предлагает почти за 8000 рублей, а позолоченное «Праздничное» с эмалью в зависимости от диаметра — за 18,4–22,7 тыс. рублей (заказчикам от храмов и приходов здесь предоставляют 10–30-процентную скидку).

Говоря об объективных критериях качества кадила, можно ограничиться толщиной стенки чаши. Слишком тонкие неудобны: жар будет доставлять ощутимый дискомфорт. «Кадило — вещь сугубо индивидуальная, тут кому что нравится, — подводит итог диакон Игорь Алексеев. — У каждого священнослужителя есть свои субъективные предпочтения и привычки, а лучшие советчики в выборе кадила — личный опыт и, разумеется, наличие финансовых средств. Я, к примеру, сталкивался со следующим неудобством: в чашах отечественных кадил ладан при каждении скатывается с угля — изволь разжигать по-новому. В греческих же такого конфуза не было ни разу. Но греческие кадила в массе своей проще, а наши традиционно рассчитаны на торжественность, праздничность богослужения». Вкладывая же благовонные кусочки в горящее кадило, нужно помнить: главная задача в жизни христианина — принести в жертву Богу благоухание нашей жизни и жар нашей неугасающей молитвы и пламенной любви. Именно это и будет лучшим ароматом, веселящим и Бога, и наших ближних.

Дмитрий Анохин

« Назад
Разделы статей
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение