Каталог
Это интересно > ОБРАЗ РОЖДАЕТСЯ ИЗ СМЫСЛА

ОБРАЗ РОЖДАЕТСЯ ИЗ СМЫСЛА

2018__1018__iL__350.jpgИнтервью с Натальей Леоновой, художником-иллюстратором, графиком, акварелистом, членом Московского Союза Художников, членом Творческого Союза Художников России, лауреатом премии МВД в области литературы и искусства.  



 С чего начинается работа над книгой?

Н.Л.: Сначала я читаю текст, и сразу, с первых строчек, читаю уже не как простой читатель. У меня возникают образы, я  сразу представляю себе, что можно было бы нарисовать. Причем, сразу стараюсь читать, как говорят, между строк. Иллюстрации призваны дополнить текст. Нужно, с моей точки зрения, изображать не только то, что писатель уже написал и, собственно,   нарисовал нам картинку словом, а прочитать между строк  и додумать, показать зрителю то, что вижу там я. Чтобы иллюстрация не была вторичной. Чтобы она была не просто констатацией факта, а несла еще что-то, что может дополнить восприятие текста. Тогда будет интересно всем — смотреть и читать одновременно. Почему иногда картинки интересно смотреть, потому что там можно увидеть больше, чем написано в тексте. И даже сюжет для картинки иной раз беру какой-то такой, который остался между строк, чтобы читатель заметил еще что-то вместе со мной.

 

 Как рождается художественный образ?

Н.Л.: Образ рождается все-таки из текста, из смысла. В первую очередь я смотрю, чем наделил автор своего героя, чтобы все-таки быть верной тому, что написал писатель. Нужно понять героя так, как понимает писатель. Собственно, я не имею права придумывать другой образ. Это очень важно в книжной иллюстрации. Естественно, образ создается из характера героя произведения, из того, как он говорит, стоит, движется — это все описано, это все есть в тексте, только нужно суметь увидеть. Потом моя задача — визуализировать, делать то, что не умеет читатель. Я для этого и существую, чтобы визуализировать характеры героев, обстановку. Если это книжка такая, как «Колькино лето», детская, то там  много динамики.  Поскольку герои — дети дошкольного возраста, то их характеры это сплошная динамика. Они играют, бегают, озорничают, не сидят на месте. Поэтому мне и хотелось показать образы в движении.  Если я покажу, допустим, статичного ребенка, в то время как писатель рассказывает о нем, как он козу раскрашивает, конечно, это будет не очень интересно. Поэтому старалась выбирать острые сюжеты, чтобы как раз детский характер и подчеркнуть. Я вообще люблю динамику, и даже в статичных сюжетах стараюсь ее найти. Если получается. Мне нравится рисовать бегущих детей, играющих, не сидящих на месте.

 

 С чего начиналась Ваша работа в книжной иллюстрации?

Н.Л.: Моя творческая биография, в плане того, как я пришла к иллюстрации, началась еще с детства. Все мы смотрели хорошие книжки с красивыми картинками, не зная, само собой, кто их автор. Но всегда меня очень привлекали картинки в книжках, я рассматривала, как это все здорово нарисовано. Сейчас я понимаю, что я тогда не осознавала, что мне нравятся именно книжные иллюстрации. Конечно, и картины, которые хранятся в музеях, вообще — изобразительное искусство всегда меня интересовало. Но меня больше всего всегда тянуло нарисовать что-то к прочитанному, и тогда, когда я уже поступила в художественную школу, эта тяга осталась. Рисовать нравилось не только к прочитанному, но к прочитанному нравилось больше. Когда я поступала в Суриковский институт, то узнала, что есть такое отделение — книжной иллюстрации. Тут я поняла, что моя любовь рисовать к прочитанному может реализоваться. Я поступила и окончила книжную иллюстрацию под руководством Б.А.Дехтерёва,  выдающегося советского художника графика, иллюстратора. Это был мой учитель, чем очень горжусь, И то, что мне пришлось с ним пообщаться очень плотно, дало мне, несомненно, очень многое. Учиться в Суриковском  достаточно долго, и за время обучения у меня возникли сомнения - стоит ли в будущем связывать свою судьбу с иллюстрированиям книг, ведь занятие это сложное, требующее соблюдений всевозможных книжных законов, многочисленных переделок и выполнения зачастую воли заказчика, иногда не совпадающей со своим собственным мнением. Был момент, что я и вовсе решила книгой не заниматься. Но судьба распорядилась иначе. И еще, будучи студенткой, я уже сделала две книжки, а сразу после выпуска — третью. Фактически, я только-только закончила институт, и уже имела три, мною проиллюстрированных книжки.

Потом я все-таки решила заняться чем-то другим, вернувшись к своей серии интерьеров дворцов и усадеб. Создала в этом направлении большую серию акварелей и рисунков. Но соскучилась по изображению человека: по изображению психологического портрета, сцен, сюжетов, движения, динамики. Я поняла, что без этого мне трудно жить, а где, как не в книге, это все так ярко реализуется. И я вернулась к иллюстрации. Какую тему мне не давали, мне все было интересно. Конечно, есть излюбленное время  в литературе, это - XIX век — начало XX века. Мне очень нравится эта эпоха по костюмам, по обстановке, конечно, здесь у меня есть какой-то приоритет. Я думала, что совсем детские книжки — не мое, но и в этом направлении мне пришлось поработать. В любом случае, когда берёшься за что-то новое, это развивает. Приходилось  рисовать разное: и книжки для малышей, и взрослые книжки, и исторический детектив, и сказки. В каждом жанре есть свой интерес и свои преимущества.

 

 Расскажите, пожалуйста, о Вашем сотрудничестве с издательством Московской Патриархии.

Н.Л.: Я — человек верующий, воцерковленный давно, хожу в храм, но в православном издательстве никогда не работала, не складывалось. В принципе,  я и не искала такой возможности, потому что все время была занята чем-то другим.  Но какая-то мысль где-то в голове сидела, что хотелось бы попробовать православную тематику.

Случилось так, что однажды я заболела, и как раз,  очень хорошо помню,  меня в тот день выписали из больницы. Я пришла домой, и вдруг раздается звонок на городской номер. В трубке голос: «Это Издательство Московской Патриархии». Я говорю: «Как это? Так разве бывает»? Как раз у меня был унылый период, плохое самочувствие и некая неопределенность с дальнейшей деятельностью. И произошло в точности, как в книге Ольги Клюкиной «Князь Владимир Красное Солнышко и Василько - Зёрнышко», которую я сейчас буду делать. Когда один из героев — Демьян Молчун потерял все свои снасти, рыбу, лодку, и понял, что всё — Бог оставил его, как раз в этот критический момент его похлопали по плечу и предложили пойти в артель рыболовов. Конечно, я так не думала, что Бог меня оставил, но было в тот момент нелегко. Так, собственно, и у меня получилось, как у Демьяна: я беру трубку, и мне говорят: «Не хотите ли с нами поработать»? Я отвечаю: «На самом деле, всегда хотела, но мне очень удивительно, что Вы меня нашли сами». Конечно, я обрадовалась, но говорю: «Все-таки я — художник светский, мне будет трудновато рисовать святых, как на иконах. Мне отвечают: «А этого и не надо, потому что иллюстрации — это не икона. Так началось наше сотрудничество.

Первая моя книжка была о Никоне Радонежском. Вышла она в серии «Святая отчизна», посвященной Сергию Радонежскому и его ученикам. Работала я очень вдохновенно, на подъеме, не без специфических трудностей, но было интересно решать новые задачи. Потом появилась вторая книжка, историческая, автора Александра Орлова о Крещении Руси князем Владимиром, в ней также было много иллюстраций. Следующая была о Пересвете и Ослябе из серии «Святая Отчизна». Она была полна историзма — кони, сражения, такие вещи, где требуется динамика — это было мое, но это было тоже непросто. В работе над подобными книгами - историческими и православными нужно быть очень внимательным к деталям, к знаниям событий, фактуры, образа жизни людей и святых соответсвующей эпохи, обрядов.

А летом была завершена работа над прекрасной детской книжкой «Колькино лето», жизнерадостной и действительно летней.  В ней, параллельной сюжетной линией, рассказывается о том, как маленький мальчик приобщается к Церкви, к церковной жизни. Об отношениях с Богом рассказано так деликатно и тонко, а о жизни — интересно, весело. Очень хорошо написана книга. И я с удовольствием ее сделала после сражений, коней и батальных сцен.

 

 Что бы Вы хотели пожелать читателям своих книг?

Н.Л.: Книги все-таки не мои, а писательские, и то, что я их сопровождаю своими картинами, это просто дополнение к тексту. И, если читателю нравится, как произведение проиллюстрировано, если приятно брать книжку в руки, хочется смотреть на картинки, то я рада. А если это не так, то как раз нужно бы понять — почему не так, тут хотелось бы обратной связи. А желать я могу только одного — чтобы читателю нравились мои иллюстрации.

.




2018__1018__iL__0001.jpg 2018__1018__iL__001.jpg 2018__1018__iL__002.jpg 2018__1018__iL__003.jpg 
2018__1018__iL__004.jpg 2018__1018__iL__005.jpg 2018__1018__iL__006.jpg 2018__1018__iL__007.jpg 2018__1018__iL__008.jpg 2018__1018__iL__009.jpg 
2018__1018__iL__014.jpg 2018__1018__iL__013.jpg 2018__1018__iL__012.jpg 2018__1018__iL__011.jpg 2018__1018__iL__010.jpg 
2018__1018__iL__015.jpg 2018__1018__iL__016.jpg 2018__1018__iL__017.jpg 2018__1018__iL__018.jpg 2018__1018__iL__019.jpg 







« Назад
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение