Каталог
Это интересно > Православной прозе нужен новый герой 

Православной прозе нужен новый герой 

Сегодня книжная отрасль, как и вся экономика страны переживает кризис. Продолжает сокращаться число книжных магазинов, количество впервые изданных книг замерло на отметке 120 тысяч в год, сокращаются тиражи. Эксперты отмечают прирост прибыли издательств, но списывают это на повышение цен. Согласно опросам ВЦИОМ доля нечитающего населения увеличивается в России на два процента ежегодно. Стагнация наблюдается и на рынке православной литературы. Уже несколько лет число новых изданий составляет 2,5 процента от всего объёма вновь изданной светской литературы, не появляются и новые магазины духовной литературы. Есть ли потенциал для роста в сегменте духовной литературы, каким образом его можно раскрыть, какие проблемы для этого необходимо решить рассказывает Начальник отдела реализации Издательства Московской Патриархии Андрей Осипов.

ПРОГРАММА «20 КНИЖНЫХ» КАК «200 ХРАМОВ»

Андрей Владимирович, два года назад одной из ключевых проблем системы распространения православной литературы вы назвали отсутствие в стране церковной сети распространения, в которой было бы представлено максимальное количество издаваемых книг. Что-то изменилось за прошедшее время, были попытки создания такой сети?

20 книжных-2

К сожалению, ничего кардинально в этом вопросе не изменилось, хотя потребность создания в стране церковной сети распространения литературы сегодня актуальна как никогда и обсуждается как в профессиональных издательских кругах, так и в Издательском Совете Русской Православной Церкви. По крайней мере рабочие группы по этому вопросу создаются. Однако, я не знаю ни одного магазина необходимого стандарта, который был бы открыт за последние два года в регионах.

Повторюсь, система распространения православной литературы сегодня требует создания сети современных книжных магазинов далеко уходящих от формата церковной лавки. У таких книжных более широкая задача, они должны стать своего рода духовно-просветительскими центрами, местом встречи читателей с авторами и издателями. В таких книжных можно проводить беседы, лекции по актуальным духовным проблемам, проводить экспертные круглые столы. Более того, такие магазины могут стать центрами современного церковного искусства /творчества: в них можно делать выставки, например, детского рисунка и фотографии, которые отражают красоту Божьего мира. Потребность в таких площадках есть.

Опыт показывает, что с технической стороны современный книжный магазин духовной литературы должен отвечать нескольким требованиям. Первое, магазин должен находиться за церковной оградой, либо выходить из неё фасадом с дверью, так, чтобы можно было зайти в него минуя территорию храма. Дело в том, что есть люди, которые просто стесняются зайти на территорию храма.

Второе, на полках магазина должны быть представлены все новинки (порядка 3000 книг, именно столько ежегодно «грифуется» Издательским Советом Русской Православной Церкви), плюс ассортимент книг, пользующихся стабильным спросом. Размещение такого объёма книг определяет требования к торговому залу: его площадь, в идеале, должна быть не менее 250 кв. метров. Сегодня, несмотря на стремительное распространение электронных книг, основным каналом доступа к книге по-прежнему остаётся книжный магазин, и потому важно обеспечить устойчивость и хорошую проводимость этого канала.

Магазин должен быть оснащён современным торговым оборудованием, программным обеспечением, своей рекламой, учётом, аналитикой, обратной связью, и, конечно, квалифицированным персоналом. Значительным достижением для нашей отрасли стало бы проведение ежегодных встреч представителей таких духовно-просветительских центров-магазинов, где специалисты могли бы обмениваться информацией и опытом, представлять итоги своей работы и обсуждать проблемы и тенденции развития рынка.

Третье требование к современному книжному магазину — это обязательное наличие парковки. Для того чтобы магазин стал местом встречи и досуга люди должны иметь возможность приезжать с детьми, семьями и свободно общаться.

И четвёртое, самое важное — такой центр должен быть самоокупаем.

На мой взгляд, если в нашей отрасли нет таких магазинов, нет и смысла говорить о росте интереса к чтению и книгоизданию. Такие центры-магазины призваны стать местом притяжения и профессионального роста для людей неравнодушных, для которых работа — это служение делу жизни. Такие сотрудники не оставят без внимания просьбы читателей: подберут нужные книги, дадут совет. С другой стороны, читатель духовной литературы (в том числе мало знакомый с данным направлением литературы) сможет получить консультации о книгах и авторах, оказаться в общем процессе обсуждения насущных проблем, и в итоге породниться с духовной литературой, стать просвещённым человеком.

Само собой всё это не произойдет. Дело в том, что повсеместно распространённые сегодня церковные лавки имеют узкий формат, не пригодный для представления всей полноты ассортимента православной литературы. У церковных лавок своя локальная задача — продавать молитвословы, акафисты, Закон Божий, Библию, популярные катехизаторские недорогие брошюры, общим числом 100–150 наименований. Книжный магазин духовной литературы и церковная лавка — это совершенно разные вещи, у них разные задачи, и в Издательском Совете Русской Православной Церкви это понимание есть.

Кроме того, в рамках церковной лавки невозможно решить ещё одну важнейшую задачу — задачу создания профессиональной среды в отрасли. Открытие полноценных книжных магазинов спровоцирует консолидацию профессиональной среды, а возникнув, эта среда сама себя начнёт развивать. Квалифицированные, неравнодушные сотрудники будут заинтересованы, чтобы полки магазина были полными, чтобы покупатель приходил снова и снова. Профессиональное сообщество начнёт заниматься продвижением книги и создавать особую атмосферу любви к чтению, к книге как таковой уже внутри самого магазина. И таким образом будет происходить развитие. Без системы книгораспространения, на которую можно опереться в регионах — без духовно-просветительских центров — ничего не получится. И тут без особого внимания Церкви к проблеме не обойтись. Мне кажется, что создание стандартизованных книжных магазинов — хотя бы по одному в каждом регионе, где был бы представлен весь ассортимент православной книги — это задача внутренней церковной политики. Почему бы не объявить, как это было с программой «200 храмов», что Церковь начинает программу «20 книжных», по которой, будет создано по два магазина, читай духовно-просветительских центра, в каждом Федеральном округе? А чтобы новая программа имела под собой прочную платформу, хорошо бы внести в Социальную концепцию Церкви такие понятия как «правила книгораспространения», «духовно-просветительский центр», «культурный капитал специалистов». И всю работу, связанную с изданием и распространением книги в Церкви, предлагаю назвать социо-культурным служением и тоже внести в Социальную концепцию. Поскольку все специалисты занятые этим благородным делом, являют собой культурный капитал Церкви.

На уровне Москвы такая система распространения создана?

Да, отчасти создана. Но Москва в этом смысле не показатель для России. В Москве есть Сретенский монастырь со своим магазином, есть два магазина нашего Издательства, в одном из которых — на Погодинской, 18, проходят встречи авторов с читателями. Есть магазин при Благовещенском храме у отца Дмитрия Смирнова, магазин «Православное слово» на Пятницкой.

Кроме того, у нас много храмов, где церковные лавки по своей площади и наполненности становятся полноценными книжными магазинами. Например, Всехсвятский храм на Соколе — его лавка выходит на проезжую часть, там открытое пространство для доступа к книгам, и лавку уже можно назвать магазином. То есть в Москве вопрос развития системы распространения духовной литературы отчасти решается на приходском уровне.

В нашем Издательстве, наряду с классическими магазинами, есть интернет-магазин, сервис «Книга почтой», магазины при часовнях на вокзалах столицы. Мы также взаимодействуем со всеми регионами от Калининграда до Камчатки, непосредственно с епархиальными складами. Опыт работы показывает, что у регионов одна и та же проблема — как быстро донести книгу до широкого читателя, живи он в Калининграде или Петропавловске-Камчатском. Из Москвы до епархиального склада книга дойдёт, а вот дальше?

ЧЕМУ УЧИТЬСЯ У СВЕТСКОЙ ТОРГОВЛИ?

Чему мы могли бы поучиться у светской системы распространения? Можно ли использовать пространство её магазинов для продвижения нашей духовной литературы? Ведь есть православные издательства, которые устраивают в Библио-Глобусе встречи своих авторов с читателями.

Я думаю, в принципе, такие встречи не проблема, о чём и говорит ваш пример. Дело в том, что для использования пространства светских магазинов для продвижения духовно-просветительской литературы необходимо преодолеть определённый разрыв: авторы, представленные в наших магазинах должны быть представлены и в светских магазинах. Книги рубрики «духовно-просветительская литература» должны в широком ассортименте стоять на полках светского магазина. Представьте ситуацию: вы хотите провести в «мирском» книжном магазине вечер с отцом Андреем Ткачевым, а директор спросит: Кто это, что он написал? Для преодоления этого разрыва нужны совместные проекты нашей сети распространения и светской. Объединённые усилия, безусловно, дадут результат, но для этого православные издательства должны создать продукт, который будет интересен и светским сетям. Позитивные примеры есть — у «Лепты» и «Никеи» это, отчасти, получается.

Издательство Московской Патриархии тоже старается сотрудничать со светскими структурами, в частности, мы приезжаем на книжные выставки в регионы. В 2015 году у нас было более 50-ти таких книжных выставок по всей стране. Нас в этом процессе интересует география распространения книг нашего Издательства. Участвуя в выставках, мы можем рассказать об авторах, пишущих о вере. В регионах на встречу с книгой приходит много читателей — и в Екатеринбурге, и в Волгограде, и в Нижнем Новгороде, и в Новосибирске, и в других городах. Экономический эффект от работы на выставке нашего выездного магазина не очень высокий, здесь задачи другие — представительская функция, просвещение, реклама.

Но возвращаясь к вопросу — чему поучиться у светской сети распространения книг, отмечу сервисную составляющую. Это прежде всего техничность и реактивность светских торговых сетей: своевременные рассылки новостей, оповещения, приглашения, информация о выходе новинок, когда за неделю до появления книги в магазине людям на почту приходит сообщение «скоро в продаже», предоставление скидок и сервисов. Мы тоже стараемся развиваться в этом направлении, но это бесконечный процесс.

Кроме того, мирская система книгоиздания и книгораспространения включена в отлаженную отраслевую структуру, где представители профильных организаций (Минкультуры, Книжной палаты, издательств, руководителей розничных сетей и широкого круга экспертов) регулярно собираются, обсуждают Ежегодный отраслевой доклад, проблемы и перспективы развития отрасли, ситуацию на рынке. Нечто аналогичное происходит у нас на Рождественских чтениях, но масштаб намного скромнее. И, что греха таить, профессионалов среди церковной системы распространения литературы очень мало. Они появятся тогда, когда появится профессиональная среда. С развитием системы распространения по всей стране найдутся люди, для которых книжное дело является делом всей жизни и формой служения Богу.

Какую роль вы отводите в решении проблемы распространения книг социальным сетям?

Социальные сети могли бы сыграть очень большую роль в развитии системы распространения духовно-просветительской литературы. В этой сфере ещё одна наша потенциальная точка роста. К сожалению, в нашей системе книгораспространения социальные сети задействованы минимально, мы с ними практически не работаем. Социальные сети — хороший канал информации, это живой, человеческий формат. Мы видим, что люди группируются в сетях по интересам, можно создать аккаунты в сетях и общаться, выкладывать новости и комментарии о книгах, но для развития этого направления нам не хватает кадров.

КРИТИКА КАК ДВИГАТЕЛЬ ТОРГОВЛИ

Повысить интерес к духовно-просветительской литературе за церковной оградой мог бы правильно организованный институт литературной критики. Представим такую ситуацию: выходит книга и тут же выходит критическая статья о ней, где даётся анализ содержания с учётом интересных для Церкви тенденций. Ожидаемая критика должна быть влиятельна в том смысле, что она может поднять продажи книги. Критика — это инструмент продвижения книг во всём мире, но она должна быть талантливой и актуальной. В таком случае, событием становится не только книга, но и сама критика — авторитетные комментарии, оценки, компетентные замечания. Читатели следят за информацией, окутывающей книгу. К примеру, сегодня в мире архитектуры и искусства у нас есть талантливые люди, создавшие вокруг себя интеллектуальную среду, налаживающие связь между произведением и потребителем.

В сфере церковных книг что-то подобное есть, например, в Издательском Совете происходит рецензирование книг, но это закрытая система оценки, её задача — присвоение грифа. А критик всё же общается и формирует читательскую и издательскую среду. Периодически качественные критические статьи и комментарии можно найти на сайте Богослов.ру, Православие.ру, в программах радио «Вера», но какой-то системной площадки для критики — обзорной, интеллектуальной, интересной у нас в отрасли пока не сложилось. В нашей Церкви, безусловно, есть священники, погружённые одновременно и в приходскую, и в издательскую проблематику, способные дать ёмкую, многостороннюю оценку книжных новинок, заострить внимание на авторских находках и предложениях нетривиального преодоления жизненных невзгод. Трудность в том, что эти люди очень загружены.

Какие ещё ключевые проблемы системы распространения православной литературы вы видите?

Я бы ответил вопросом на вопрос: почему за последние годы не появилось ни одного православного книжного издательства (под таковым понимается издательство, издающее хотя бы одну книгу в месяц)? Последнее открылось около 10 лет назад. Потому что все ниши рынка уже заняты существующими издательствами? Нет, не в этом дело. Просто издательский рынок православной литературы не развивается. Он не получает внешних инвестиций в виде государственного и частного финансирования проектов/заказов, а внутри рынка не достаточно средств для развития и поиска новых решений из-за неразвитой системы распространения и недостаточной популяризации духовной литературы, как мы уже говорили выше.

В такой ситуации крупный инфраструктурный проект решит многие вопросы. И тогда появятся новые издательства, в первую очередь на периферии. Сегодня регионы может и рады были бы издавать (где-то в Ростове-на-Дону, например) свои новинки, но там их негде продавать. Авторы из регионов должны привезти свои книги в Москву, а уже потом одна из сетей распространения двинет их книги на Сахалин и в Челябинск.

В сфере распространения духовной литературы очевидна потребность роста. Учитывая тот факт, что книжные магазины на светском рынке, в частности в Москве, имеют тенденцию к сокращению, Церковь могла бы организовать обратный процесс — открытие и развитие книжных магазинов по всей стране. Это был бы отличный культурный контртренд. Везде всё закрывается, а Церковь книжную культуру сохраняет и развивает.

МУЗЕЙ РУССКОЙ ПЕЧАТНОЙ КНИГИ

И ещё один консенсусный социо-культурный проект, который могла бы инициировать Русская Православная Церковь. Это проект возрождения в Москве Музея Русской печатной книги. Когда-то такой музей был на Никольской улице в Палатах XVII века бывшего Государева Печатного Двора. Там в былые времена, кроме собственно издательства, существовала книжная лавка, в которой князь Пожарский покупал книги, это известный факт. Сейчас конфликтная ситуация с собственником здания разрешилась и представляется реальная возможность совместно с реставрационным сообществом, с сообществом музейным, с Правительством Москвы, общественностью и Русской Православной Церковью этот Музей Русской печатной книги воссоздать. И назвать его, например, в честь первопечатника Ивана Фёдорова.

Издательство Московской Патриархии, как прямой наследник дела Печатного двора, могло бы возглавить Попечительский совет нового музея, и координировать усилия Синодального отдела «Патриаршего совета по культуре» (Комиссии по взаимодействию Русской Православной Церкви с музейным сообществом), который эту идею бы возродил.

Это был бы культурно-просветительский проект, где была бы заявлена роль Церкви в общественно-культурном процессе. Полагаю, что в этом проекте нашлось бы место и вопросу о роли старообрядцев в книгоиздании.

В помещении Музея Русской печатной книги Патриарх вручал бы Литературные премии. Там можно было бы проводить Рождественские чтения, круглые столы, конференции. Учитывая что у нас есть музей шоколада, стекла и даже водки, может быть пришло время открыть Музей Русской печатной книги? Лично для меня, школа и традиции русского книгоиздания — безусловное общенациональное культурное наследие, которое актуально, и имеет продолжение в наши дни.

СТРУКТУРА СПРОСА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

Как изменился спрос на православную книгу в связи с кризисом?

Посмотрим, что будет по итогам 2016 года. Как ни странно, в 2015 году спрос на наши книги не упал, он сохранился на уровне предыдущего года. Точнее, если оценивать продажи книг в экземплярах, в 2015 году наше Издательство реализовало то же количество книг, что и в 2014 году. Структура продаж осталась без значительных изменений, при этом зафиксировано резкое падание спроса на книги дороже 400 рублей.

На какие же позиции спрос сохранился, а на какие снизился?

Издательство Московской Патриархии имеет ярко выраженную специфику. Наша прямая задача — выпуск богослужебных книг и календарно-богослужебных изданий. Не удивительно, что издания этих рубрик составляют устойчивое ядро и лидируют в нашем списке продаж. Стабильный спрос сохраняется на молитвословы, Библию и Евангелие для мирян. К слову, Библии продаётся у нас порядка 10 000 экземпляров в год. Причём полная Библия продается лучше и больше, чем отдельно Евангелие.

Ещё одна популярная рубрика — детская духовная литература. Книги этой рубрики составляют 10–15 процентов продаж. На мой взгляд, такая востребованность объясняется тем, что детская книга — самая доступная, а главное, малобюджетная форма досуга мамы и ребёнка. Досадно, что ассортимент детской православной книги растёт мало. Особенно стоит выделить Детскую Библию нашего Издательства. Она продаётся стабильно хорошо, и это не случайность. Детская Библия — гордость нашего Издательства. На мой взгляд, это образец того, с какой любовью и профессионализмом можно сделать книгу.

Что касается православной прозы, на неё спрос упал. «Несвятые святые» в своё время прорвали все блокады и плотины, и книга пошла к массовому читателю, формируя в обществе интерес к православной прозе. Это прогнозировалось, чувствовалось, что где-то есть напряжение и ожидание чего-то нового, которые были созданы не «Святыми», а скорей всего книгами Юлии Вознесенской. Было понятно, что в этой тематике что-то есть, какой-то потенциал (по словам епископа Егорьевского Тихона, общий тираж его бестселлера к концу 2015 года составил 2 млн экземпляров и был издан в 16 странах Европы и Америки). Вслед за «Несвятыми святыми» православная проза пошла на светский рынок, и это длилось два года. Но теперь из всей «зелёной серии» (серия книг, оформленных в стиле книги «Несвятые святые». — Прим. ред.), продаётся только одна — самая первая. А всё остальное «умерло». Чем это объяснить? Нет проблематики, нет героев, не хватает таланта авторов.

Андрей Владимирович, а что Вы сами читаете в последнее время?

За многие годы работы на книжном рынке у меня сложился свой подход к чтению. Обычно я читаю одновременно 3–5 книг, и это книги из профессиональной области (книги по управлению, маркетингу, экономике). Обязательно новинки книжного рынка (в том числе лауреаты книжных литературных премий) и книги посвящённые истории Русской Церкви и истории старообрядчества. Я с большим интересом слежу за творчеством Е. Водолазкина, А. Иванова, З. Прилепина, В. Шарова и ряда других авторов. Считаю, что сегодня в русской литературе есть Авторы с большой буквы! И я рад, что нередко героями романов этих авторов являются люди веры! Это значит, что идёт напряжённый поиск путей проживания судеб России в соответствии с христианскими ценностями.

Беседовал Алексей Реутский 

СПРАВКА

В России ежегодно выходит 120 тыс. вновь изданных книг (в 2012 г. издано 116,8 тыс. наименований). От этого количества книги православных издательств составляют всего лишь 2,5 % (3000 наименований). Ежегодно на прилавках Издательства Московской Патриархии продаётся 7 тыс. позиций, в год оно издает 150 новых книг. Максимальный тираж Библии сегодня составляет 30 тыс. экземпляров, молитвословов — 10–15 тыс., богослужебной литературы (Типиконы, Октоихи и др.) — 5 тыс. Сейчас в стране порядка 50 стабильно работающих православных издательств, 90 % их находится в Москве. Количество книжных магазинов в Москве с 2014 по 2015 г. сократилось с 226 до 199, а в России за последние двадцать лет — больше чем в восемь раз. Сегодня в целом на 145 млн населения страны приходится около 1000 книжных магазинов 

 

Сокращённый вариант интервью смотрите в ЖМП за июль 2016 г.: http://jmp.ru/the_2016.pdf

« Назад
Разделы статей
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение