Как замечательно сказал святитель Иоанн Златоуст, ничто так не ограничивает нашу свободу, как пристрастие к земным благам… Господь требует от нас свободного выбора. Мы ничем не должны быть принуждаемы, но по совести, по разуму, по сердцу должны идти к Нему навстречу.
Святейший Патриарх Кирилл
Новости > Новинки каталога > Укажи мне путь…: Книга о священномученике митрополите Серафиме (Чичагове)

Укажи мне путь…: Книга о священномученике митрополите Серафиме (Чичагове)

01.06.2018

2018_0601_Up_350В Издательстве Московской Патриархии вышла в свет новая книга Татьяны Шипошиной «Укажи мне путь…: Книга о священномученике митрополите Серафиме (Чичагове)»

Автор книги «Укажи мне путь…», художественно обрабатывая исторический материал, но при этом не искажая фактов, рассказывает о житии и деяниях священномученика митрополита Серафима (Чичагова). Повествование выстроено таким образом, что в подробный рассказ о судьбе главного героя снова и снова врывается описание его последнего ареста, за которым последовала мученическая кончина за Христа.

Издание адресовано широкому кругу читателей.

 

От автора

Если вам когда-нибудь покажется, что в вашей жизни наступила безвыходная ситуация, нет сил, или ноша ваша неподъемна, попробуйте поехать на Бутовский полигон.

Побродите среди бутовских рвов. Перекреститесь на храм.

Представьте себе серый декабрьский день. Под ногами — вырытый ров, а во рву — тела расстрелянных людей.

Представьте себе расстрельную команду, которой все равно, виновен человек или нет. Представьте себе снег, обагренный кровью. И пожилого человека, которого несут ко рву на носилках, чтобы расстрелять.

Незримая нить связывает нас — людей, живущих в XXI веке, — и тех, кто нашел свое последнее пристанище в этих братских могилах.

Не все, кто погребен здесь, — святые.

Имена многих из тех, кто погребен, до сих пор неизвестны.

Но пусть наша память станет неугасимой лампадой. Пусть не позволяет она нам забыть об этих рвах.

 

Пусть не допустит повторения…

В белом поле белый снег и белый храм,

От мороза стынет колокол с утра.

Будто ангельским пером,

Снег покроет ров за рвом —

Это Бутово протянет руки к вам

Тишина здесь, тишина здесь, тишина.

Здесь душа любая на просвет видна…

Что забыла ты, душа,

Утром по снегу спеша?

То ли память тебя гонит, то ль вина.

Отворились, отворились ворота —

Ни вороны, ни лисицы, ни крота…

Убиенные лежат

Тут сестра твоя и брат,

Не сорвавшие нательного креста.

Боже, Боже, как же короток мой век!

Дай Ты, Боже, мне упасть на этот снег,

Дай мне сжать его в горсти,

И молитву вознести…

И губами прикоснуться к вышине.

И не снегом ты единым, Русь, чиста,

А одеждами распятого Христа…

Полигонами в лесах,

Да святыми в образах,

Да молитвами в обветренных устах…

 

Это стихотворение я написала, когда судьба впервые привела меня на Бутовский полигон.

В мою задачу, как автора книги «Укажи мне путь…», не входило создание подробной автобиографии священномученика Серафима (Чичагова). Не входила исследовательская работа, как таковая.

Мне просто надо было рассказать о владыке Серафиме. Об этом «огромном» человеке, одаренном многими талантами.

Какая глубина чувств заключена была в нем! Какая глубина размышлений! Какая сила воли, характера! И вот человек такой одаренности и силы, уверовав в Бога, отдает все свои таланты на служение Господу и людям… «до смерти, и смерти крестной»

Я выбирала из творчества святого те отрывки, которые поражали меня. Некоторые диалоги составлены из слов владыки или из рассказов о его поступках «из первых уст».

Книга написана. Отдавая ее на суд читателю, я прошу помощи и заступничества у владыки: «Священномучениче Серафиме, моли Христа Бога о нас…»

В книге, кроме трудов священномученика митрополита Серафима (Чичагова), использованы материалы тех, кто ранее писал о нем, в первую очередь воспоминания внучки святого — игуменьи Серафимы (Чёрной-Чичаговой), которая была настоятельницей московского Новодевичьего монастыря с 1994 по 1999 год.

Настольной стала для меня книга Владимира Алексеевича Юлина, дипломата, женатого на правнучке митрополита Серафима, «Серафим значит пламенный».

Многие материалы предоставил мне Владимир Анатольевич Лёвушкин — исследователь, член Общества почитателей памяти священномученика митрополита Серафима (Чичагова) и игуменьи Серафимы (Чёрной-Чичаговой).

Помощь и благословение я получила от настоятеля храма Святых новомучеников и исповедников Российских в Бутове протоиерея Кирилла Каледы, который сам является внуком святого, расстрелянного здесь, на полигоне, священномученика Владимира Амбарцумова.

 Татьяна Шипошина



Купить книгу: Укажи мне путь…: Книга о священномученике митрополите Серафиме (Чичагове) (Интернет-Магазин)





Рецензия на книгу Татьяны Шипошиной 
«Укажи мне путь…: Книга о священномученике митрополите Серафиме (Чичагове)».

 

Путь воина, монаха и мученика

Бытует мнение, что молодые люди перестали читать книги. Действительно, сегодня эта проблема стоит очень остро, и Святейший Патриарх Кирилл не мог не откликнуться на нее. На встрече с детьми и молодежью в Храме Христа Спасителя [1] он поделился своими мыслями о литературе – современной и классической. Святейший Владыка обратился к юным читателям с призывом отбирать «для себя книги полезные, те, которые помогали бы формировать убеждения, укреплять нравственное начало, становиться образованным, умным, сильным и добрым человеком». Он подчеркнул, что «в книгах содержится опыт предыдущих поколений, мудрость, которая была обретена до нас с вами, и очень важно приобщиться к этой мудрости». Через литературу, мы сможем прикоснуться к опыту своих предков, увидеть жизнь во всей ее полноте. Хорошая книга настроит душу на добро, научит различать зло и убегать его, ведь именно с этим связано умственное, нравственное, духовное совершенствование личности.

Именно такое состояние души вызывает у читателя повествование Татьяны Шипошиной «Укажи мне путь…», посвященное высокой жизни священномученика митрополита Серафима (Чичагова).

Сколько бы ни было сказано о новомучениках минувшего страшного века, сколько бы ни было написано книг, обнародовано свидетельств и воспоминаний – этого всегда будет недостаточно. Для нас, ныне живущих, чтить память о них – долг нашей совести, нашей заботы о будущем России и каждого человека, нашей веры. Есть, кроме того, нечто, не менее важное. Нельзя вспоминать о тех, кто был расстрелян на Бутовском полигоне, замучен на Лубянке, запытан в Североуральской тюрьме, без скорбного чувства бесконечной вины и  покаяния перед сонмом исповедников – чувства, без которого немыслимо подлинное духовное возрождение Отечества.

Трагическим прологом открывается эта книга.

Ноябрь кровавого тридцать седьмого года, подмосковная станция Удельная, маленький домик, комната с множеством икон, среди которых выделяется написанный в полный рост Спаситель в белом хитоне, а в углу, на постели сидит преклонных лет грузный, седобородый человек. Левая его рука «словно бы придерживает сердце, словно бы поглаживает его – изношенное, но продолжающее стучать столько, сколько отмеряно…» Ясными, серо-голубыми глазами он спокойно наблюдает за явившимися к нему поздней ночью незваными гостями в форме сотрудников НКВД, которые шарят в бумагах, листают и швыряют на пол книги, переворачивают всю скромную утварь комнаты. Зная первородное стремление захвативших Россию большевиков вырвать из человеческого сердца всякую мысль о Боге, и зачастую – вместе с сердцем, мы, тем не менее, горестно изумляемся той беспощадной свирепости, безвинной жертвой которой стал на сей раз владыка Серафим.

Светлая жизнь митрополита Серафима стала поводом для его убийства.

Он вышел из старинного дворянского рода Чичаговых, в котором из поколения в поколение смыслом и главной целью жизни было служение Отечеству не за страх, а за совесть.

Татьяна Шипошина рассказывает нам о человеке, которого Господь наделил многими талантами. С юности Леонида (мирское имя митрополита) Чичагова тянула к себе живопись, и, судя по всему, он мог бы стать незаурядным художником. Однако ему суждено было другое служение. Отблеск его художнического дарования много позднее воплотился в написанном владыкой образе Христа – том самом, с которого Спаситель кротким взором смотрел на митрополита, как бы провожая его в последнюю, смертную дорогу. На русско-турецкой войне, став невольным свидетелем бесчисленных страданий, он задумался о необходимости медицинских знаний. Кто бы тогда мог сказать, что зерно этой мысли принесет, в конце концов, замечательный плод – собственную систему лечения, обширную медицинскую практику. А писательство? У Леонида Чичагова была настоятельная потребность выражать в слове свои наблюдения, мысли и чувства. После войны из-под его пера вышло несколько книг о военных буднях, о солдатах, чей повседневный непоказной героизм вызывал в нем искреннее восхищение.  Стремление к слову в нем останется на всю жизнь. 

Между тем, к будущему митрополиту уже подступало нечто иное – все сильнее завладевала им вера. Сказанное вовсе не значит, что ранее он был вне веры или теплохладным по отношению к ней. Вера в Бога жила в его сердце всегда, а решение вступить на путь священнослужения стало как бы итогом долгих и непростых размышлений. «Он писал, - читаем мы в книге Т. Шипошиной, - что его первоначальный светский путь, казавшийся таким естественным и соответственным его рождению и воспитанию, продолжавшийся так долго и с таким успехом, не тот, который предназначил ему Господь».  Поистине, Господь настойчиво постучал в его сердце, и оно открылось…  

Отец Иоанн Кронштадтский его благословил. Полковник Леонид Чичагов в тридцать семь лет стал священником, а после кончины Натальи Николаевны, любимой жены и верного друга, он принял монашеский постриг с именем Серафим. С этим именем он и вошел в историю нашего Отечества как ревностный труженик на духовной ниве, исповедник веры и мученик.  Всегда, как истинный воин Христов, он сражался с бюрократизмом, равнодушием, формальным отношением к тому, в чем он видел залог будущего России – ее религиозному, нравственному просвещению. Основу этому он видел в возрождении полноценной приходской жизни, чего неустанно добивался везде, куда направляла его Церковь.

Быть может, одна из самых ярких страниц жизни владыки Серафима – его участие в прославлении Серафима Саровского. Усилиями владыки Серафима (Чичагова) Россия узнала об одном из самых замечательных своих святых. Однажды, еще священником, приехав в Саров, встретившись с монахиней Параскевой (Пашей Саровской), с которой часто беседовал преподобный Серафим, поговорив с другими, помнившими преподобного монахинями, он вернулся с пронзившей его (по слову Т. Шипошиной) мыслью, что надо записать рассказы монахинь. И не только! Он положил себе повстречаться со всеми, кто помнит преподобного, переворошить архивы Саровской пустыни и Дивеевского монастыря, накопить как можно больше материалов – с тем, чтобы написать книгу о жизни молитвенных подвигах и трудах Серафима Саровского. Автор, как нам кажется, подводит читателя к мысли, что будущий митрополит и священномученик был послан Провидением, дабы открыть всей России преподобного Серафима.

В конечном счете, была написана и издана замечательная «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», архимандрит Серафим (Чичагов) добился и получил аудиенцию у Николая II, и, несмотря на сопротивление членов Священного Синода, вопрос о канонизации Серафима Саровского был решен. «Церковные ведомости» сообщили о решении царя: «Немедленно прославить!» Т. Шипошина приоткрывает одну из наиболее таинственных страниц русской истории. Речь о предсказании Серафима Саровского, изложенном в его письме непосредственно Николаю II, и подтвержденном блаженной Пашей лично государю и государыне. Серафим Саровский предвидел гибель России, гибель династии, разгром Церкви…

Для митрополита Серафима череда испытаний началась после февраля семнадцатого и продолжилась первым арестом в мае 1921-го. Он оказался в Таганской тюрьме и готовился к отправке в Архангельский концлагерь, если бы не самоотверженное заступничество дочерей. Однако у молодой и хищной власти выработалась привычка – никогда не отпускать на волю свою жертву. Менее года спустя, отсидев теперь уже в Бутырской тюрьме, владыка по этапу был отправлен в Архангельск. Ссылка, возвращение, снова арест, затем несколько лет на Ленинградской кафедре, на пороге 80-летия увольнение на покой, станция Удельная и две комнатки в маленьком доме. Он, безусловно, знал, какой кровавый вал накрыл страну; знал, какая страшная судьба выпала тысячам священнослужителей; знал, какая мучительная гибель была уготована епископам…

В сентябре 37-го его арестовали, в декабре убили.

Владыке было почти восемьдесят два года, он тяжко болел, ноги отказали ему. На расстрел его несли на носилках.

Жизнь кончилась – бессмертие началось.

Юлия Нежная



[1]   14 марта 2011 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя состоялся праздник для воспитанников детских социальных учреждений г. Москвы, в котором принял участие Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.




« Назад
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение