Если мы уступаем Богу главное место в своей жизни, если Бог становится для нас самым главным в жизни, то все второстепенное, что мы призваны делать в силу своего призвания, положения или профессионального долга, совершается с помощью Божией.
Святейший Патриарх Кирилл
12+

День Господень: Нефантастическая повесть о конце времён

Веронин Тимофей
Год издания
Количество страниц
208 с
ISBN
978-5-88017-316-7
Гриф
Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви
Номер ИС РПЦ
ИС–12–214–1311
Тираж
10000 экз
Артикул
076796
Дополнительные характеристики
Формат
70 х 100/32
Размер
117 x 164 x 11 мм
Переплёт
шитый, мягкий
Обложка
мелованная бумага, полноцветная печать, глянцевая ламинация
Бумага
офсетная
Иллюстрации
без иллюстраций
Цветность блока
1 цвет (чёрный)
  • Аннотация

Главная тема книги — выбор между добром и злом, возникающий в жизни каждого человека во все времена. Сюжет повести развивается в последние дни этого мира, вплоть до самого Дня Господня — Второго славного пришествия Господа Иисуса Христа. Описываемые обстоятельства и события типологически сходны с теми, что мы видим вокруг. Всеобщая компьютеризация, господство социальных «сетей», всё ужесточающийся контроль «системы» над личностью и прочее — это реалии современного мира.

Экстремальные обстоятельства обуславливают особый трагизм нравственного выбора для героев повести. Автор обращается к их внутренним переживаниям, показывает постигающую их духовную брань. Увлекательный сюжет приключенческой повести наполнен поучительными примерами христианского подвижничества, добродетелей, молитвы.

Книга будет интересна как детям школьного возраста, так и взрослым.

  • Содержание

От издательства

  • Снежино
  • Генеральный координатор
  • Камень
  • Картонка из кармана
  • День Всемирной Регистрации
  • Вадим
  • На воле
  • Вкусите и видите
  • Побег
  • Богородице Дево, радуйся!
  • Встреча
  • В огне
  • Последний приступ
  • От редакции

Когда облако скрыло вознесшегося с вершины Елеонской горы Иисуса, ангелы предстали пред застывшими в недоумении и печали апостолами и сообщили им радостную весть о том, что Спаситель вернется, что Он придёт ещё раз на землю — придёт таким же образом, как они видели Его восходящим на небо (Деян. 1, 9–11). С тех пор христиане не перестают ждать Его Второго пришествия — а вместе с ним и конца этого мира. Ожидание это никогда не покидало людей, но разным бывало настроение этого ожидания. Нередко конец представлялся в зловещих красках, в нём видели в первую очередь крушение, гибель, катастрофу. Но были люди — святые угодники Божии, — которые видели в этом неминуемом конце свет и радость. Ведь конец мира — это вместе с тем и Второе пришествие Спасителя, это чаемая встреча со Христом, это «иного жития, вечного, начало»1, когда явятся, по словам апостола Иоанна, новое небо и новая земля (Откр. 21, 1). И не станет уже ни болезни, ни печали, ни воздыхания, зло будет побеждено, Божественная правда и мир восторжествуют.

Ей, гряди, Господи Иисусе! — так взывали первые христиане вслед за тайновидцем Иоанном (Откр. 22, 20). Они были уверены: Христос придёт уже сейчас, в их время, счёт идёт на годы, если не на месяцы, — так что апостол Пётр вынужден был вразумлять нетерпеливых, замечая, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день, а причина кажущегося медления — долготерпение Бога, не желающего, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию (2 Пет. 3, 8–9). Апостол Павел также рассчитывал увидеть пришествие Господа во славе уже в этой жизни, он писал: Мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, восхищены будем на облаках в сретение Господу (1 Фес. 4, 16–17). И ожидал он, конечно же, не явления человека греха, сына погибели (2 Фес. 2, 3), не ужасов последних времён — хотя и о них предупреждал, утверждая своих учеников в вере и истине, укрепляя в терпении… Апостол чаял исполнения своей надежды на новую и окончательную встречу с Тем, Кто явился ему некогда на дороге в Дамаск, дышащему угрозами и убийством на последователей нового учения о Воскресшем Иисусе (Деян. 9, 1). И вот — Сам Воскресший настиг его на этом пути, и эта встреча изменила всю его жизнь, наполнив её благодатью, истиной, радостью о Христе Воскресшем, изменила и его самого, посеяв в душу семя новой жизни, сделав из фарисея-ревнителя Савла апостола Павла. Каково же будет Его Второе обетованное пришествие на землю и слава Его бесконечного Царства!

В наше время эсхатологические ожидания человечества только усиливаются, однако в них всё больше преобладает тёмная, катастрофическая сторона. Это происходит потому, что современная секулярная эсхатология всё более отрывается от библейско-христианских корней. Ожидание конца света перестаёт быть радостным предчувствием встречи с Богом. Разного рода художественные произведения, в особенности продукция киноиндустрии, культивируют в массовом сознании давящее представление об апокалипсисе как апофеозе всеобщей гибели. Одна из важнейших целей новой книги православного писателя Тимофея Веронина — показать, что при всей своей трагичности и кажущемся пессимизме (Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? — Лк. 18, 8) христианские пророчества о конце мира хранят в себе таинственную радость, и донести до современных читателей — и юных, и постарше — новозаветное свидетельство о том, что подлинные вера, надежда и любовь никогда не угаснут, они будут светить в людях до последних мгновений бытия этого мира (ср. 1 Кор. 13; 8,13), что врата ада не одолеют Церковь (Мф. 16,18).

Господь украсил конец земного дня закатным сиянием, красота которого не перестаёт удивлять и утешать наши усталые от дневной суеты души. Украсит Он и конец земной истории. Эти страшные последние дни в преддверии великого и славного дня Господня (Деян. 2, 20) будут озарены неизреченной трепетной красотой и согреты лучащейся радостью. И эта неотмирная красота и непреходящая радость струятся сквозь строки увлекательной повести о приключениях мальчика Коли и его семьи в дни торжества тайны беззакония (2 Фес. 2, 7).

Язык художественных образов и жанр «несерьёзной» приключенческой повести делают произведение привлекательным и доступным для людей современного сознания — ведь все мы с трудом уже способны воспринимать «твёрдую пищу» святоотеческих писаний, и многим из нас, особенно молодым, бывает нужно молоко беллетристического иносказания. Вместе с тем автор касается сокровенных таинственных предметов веры с необходимым духовным тактом, который даёт только подлинная глубокая вера и благоговение к Священному Преданию Церкви.

Повесть названа «нефантастической» — потому что перед нами не фантазия в чистом виде; повесть вдохновлена новозаветной книгой Откровения и христианскими преданиями о последних днях вселенной и проникнута верой в то, что ничто не остановит и не разрушит непреложных определений и обетований Божиих. Господь грядёт скоро, грядёт неукоснительно... Но это и не реалистическое повествование, если можно говорить о реализме эсхатологических предсказаний. Автор не стремился к точному соответствию сюжета тем или иным свидетельствам Апокалипсиса и их толкованиям, освященным многовековой церковной традицией, — которые, впрочем, ввиду образности и таинственности этой книги, весьма многообразны, от буквально-исторических до глубоко символических. Например, в повести не выдерживается одно из конкретных свидетельств Откровения о том, что царство зверя продлится три с половиной года. Неточно описывается и судьба двух свидетелей Господних (Откр. 11, 3), которые должны явиться прежде наступления предреченного великого и славного дня (Деян. 2, 20)… В сюжете повествования нашли отражение и христианские предания более поздних времён, в частности, принадлежащие нашей отечественной традиции. И — во множестве — симптоматические черты современного мира, так живо напоминающие страшные образы и видения Апокалипсиса, — то, чему все мы уже и сейчас являемся непосредственными свидетелями…

Не стоит видеть в этом увлекательном рассказе попытку сколько-нибудь достоверно, «пророчески» изобразить будущее, — по мысли автора, это не более чем притча. Грядущие апокалипсические времена будут, конечно же, совсем другими, не такими, как в этой повести, и не такими, как вообще может нарисовать ограниченное человеческое воображение. Но несомненно, что и в эти последние дни мира, как и во дни пророка Илии, Господь сохранит Себе остаток верных (Рим. 11, 5). Непременно найдутся сердца, стремящиеся ко Христу, испытывающие духовную жажду, ищущие вечного и живущие не хлебом единым (ср. Мф. 4, 4), — несмотря на всеобщее отступление, неверие, забвение Царства Небесного. О таких сердцах эта книга.

«Намёк о прекрасном рае заключен в произведении искусства», — говорил один герой Н. В. Гоголя. Для нас, редакторов и первых читателей этой «несерьёзной» «нефантастической» повести, этот намёк прозвучал — дай Бог, чтобы он прозвучал и для всех последующих её читателей.

Мы надеемся, что книга поможет проникнуться оптимизмом христианского учения о конце времён. Ведь проблема конца — не только богословская и философская, но и бытийная, жизненная, и нравственная. Она насущна для всех — независимо от того, доживем ли мы до последнего дня этого мира или нет. Земная жизнь человека ограничена, и каждый из нас неуклонно приближается к концу времён — ибо преставление отсюда для каждого составляет конец. А поскольку не знаем ни дня, ни часа, то для нас очень важно всегда бодрствовать, и иметь чресла препоясанными и светильники горящими (Мф. 25, 13; Лк. 12, 35), и всей жизнью своей и делами готовить себя к вечности.

Протоиерей Владимир Силовьев,
главный редактор
Издательства Московской Патриархии
Русской Православной Церкви 

___________________

  1. Канон на Святую Пасху, песнь 7.
  • Персоны

Издание подготовлено Отделом детской литературы Издательства Московской Патриархии.

Заведующая редакцией — Т. Тарасова.

Редактор — И. Быкова.

Обложка — П. Сацкий.

Технический редактор — З. Кондрашова.

Корректоры — Т. Горячева, В. Ильичёва.

Вёрстка — Ю. Рахманина.

Главная тема книги — выбор между добром и злом, возникающий в жизни каждого человека во все времена. Сюжет повести развивается в последние дни этого мира, вплоть до самого Дня Господня — Второго славного пришествия Господа Иисуса Христа. Описываемые обстоятельства и события типологически сходны с теми, что мы видим вокруг. Всеобщая компьютеризация, господство социальных «сетей», всё ужесточающийся контроль «системы» над личностью и прочее — это реалии современного мира.

Экстремальные обстоятельства обуславливают особый трагизм нравственного выбора для героев повести. Автор обращается к их внутренним переживаниям, показывает постигающую их духовную брань. Увлекательный сюжет приключенческой повести наполнен поучительными примерами христианского подвижничества, добродетелей, молитвы.

Книга будет интересна как детям школьного возраста, так и взрослым.

От издательства

  • Снежино
  • Генеральный координатор
  • Камень
  • Картонка из кармана
  • День Всемирной Регистрации
  • Вадим
  • На воле
  • Вкусите и видите
  • Побег
  • Богородице Дево, радуйся!
  • Встреча
  • В огне
  • Последний приступ

Когда облако скрыло вознесшегося с вершины Елеонской горы Иисуса, ангелы предстали пред застывшими в недоумении и печали апостолами и сообщили им радостную весть о том, что Спаситель вернется, что Он придёт ещё раз на землю — придёт таким же образом, как они видели Его восходящим на небо (Деян. 1, 9–11). С тех пор христиане не перестают ждать Его Второго пришествия — а вместе с ним и конца этого мира. Ожидание это никогда не покидало людей, но разным бывало настроение этого ожидания. Нередко конец представлялся в зловещих красках, в нём видели в первую очередь крушение, гибель, катастрофу. Но были люди — святые угодники Божии, — которые видели в этом неминуемом конце свет и радость. Ведь конец мира — это вместе с тем и Второе пришествие Спасителя, это чаемая встреча со Христом, это «иного жития, вечного, начало»1, когда явятся, по словам апостола Иоанна, новое небо и новая земля (Откр. 21, 1). И не станет уже ни болезни, ни печали, ни воздыхания, зло будет побеждено, Божественная правда и мир восторжествуют.

Ей, гряди, Господи Иисусе! — так взывали первые христиане вслед за тайновидцем Иоанном (Откр. 22, 20). Они были уверены: Христос придёт уже сейчас, в их время, счёт идёт на годы, если не на месяцы, — так что апостол Пётр вынужден был вразумлять нетерпеливых, замечая, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день, а причина кажущегося медления — долготерпение Бога, не желающего, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию (2 Пет. 3, 8–9). Апостол Павел также рассчитывал увидеть пришествие Господа во славе уже в этой жизни, он писал: Мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, восхищены будем на облаках в сретение Господу (1 Фес. 4, 16–17). И ожидал он, конечно же, не явления человека греха, сына погибели (2 Фес. 2, 3), не ужасов последних времён — хотя и о них предупреждал, утверждая своих учеников в вере и истине, укрепляя в терпении… Апостол чаял исполнения своей надежды на новую и окончательную встречу с Тем, Кто явился ему некогда на дороге в Дамаск, дышащему угрозами и убийством на последователей нового учения о Воскресшем Иисусе (Деян. 9, 1). И вот — Сам Воскресший настиг его на этом пути, и эта встреча изменила всю его жизнь, наполнив её благодатью, истиной, радостью о Христе Воскресшем, изменила и его самого, посеяв в душу семя новой жизни, сделав из фарисея-ревнителя Савла апостола Павла. Каково же будет Его Второе обетованное пришествие на землю и слава Его бесконечного Царства!

В наше время эсхатологические ожидания человечества только усиливаются, однако в них всё больше преобладает тёмная, катастрофическая сторона. Это происходит потому, что современная секулярная эсхатология всё более отрывается от библейско-христианских корней. Ожидание конца света перестаёт быть радостным предчувствием встречи с Богом. Разного рода художественные произведения, в особенности продукция киноиндустрии, культивируют в массовом сознании давящее представление об апокалипсисе как апофеозе всеобщей гибели. Одна из важнейших целей новой книги православного писателя Тимофея Веронина — показать, что при всей своей трагичности и кажущемся пессимизме (Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? — Лк. 18, 8) христианские пророчества о конце мира хранят в себе таинственную радость, и донести до современных читателей — и юных, и постарше — новозаветное свидетельство о том, что подлинные вера, надежда и любовь никогда не угаснут, они будут светить в людях до последних мгновений бытия этого мира (ср. 1 Кор. 13; 8,13), что врата ада не одолеют Церковь (Мф. 16,18).

Господь украсил конец земного дня закатным сиянием, красота которого не перестаёт удивлять и утешать наши усталые от дневной суеты души. Украсит Он и конец земной истории. Эти страшные последние дни в преддверии великого и славного дня Господня (Деян. 2, 20) будут озарены неизреченной трепетной красотой и согреты лучащейся радостью. И эта неотмирная красота и непреходящая радость струятся сквозь строки увлекательной повести о приключениях мальчика Коли и его семьи в дни торжества тайны беззакония (2 Фес. 2, 7).

Язык художественных образов и жанр «несерьёзной» приключенческой повести делают произведение привлекательным и доступным для людей современного сознания — ведь все мы с трудом уже способны воспринимать «твёрдую пищу» святоотеческих писаний, и многим из нас, особенно молодым, бывает нужно молоко беллетристического иносказания. Вместе с тем автор касается сокровенных таинственных предметов веры с необходимым духовным тактом, который даёт только подлинная глубокая вера и благоговение к Священному Преданию Церкви.

Повесть названа «нефантастической» — потому что перед нами не фантазия в чистом виде; повесть вдохновлена новозаветной книгой Откровения и христианскими преданиями о последних днях вселенной и проникнута верой в то, что ничто не остановит и не разрушит непреложных определений и обетований Божиих. Господь грядёт скоро, грядёт неукоснительно... Но это и не реалистическое повествование, если можно говорить о реализме эсхатологических предсказаний. Автор не стремился к точному соответствию сюжета тем или иным свидетельствам Апокалипсиса и их толкованиям, освященным многовековой церковной традицией, — которые, впрочем, ввиду образности и таинственности этой книги, весьма многообразны, от буквально-исторических до глубоко символических. Например, в повести не выдерживается одно из конкретных свидетельств Откровения о том, что царство зверя продлится три с половиной года. Неточно описывается и судьба двух свидетелей Господних (Откр. 11, 3), которые должны явиться прежде наступления предреченного великого и славного дня (Деян. 2, 20)… В сюжете повествования нашли отражение и христианские предания более поздних времён, в частности, принадлежащие нашей отечественной традиции. И — во множестве — симптоматические черты современного мира, так живо напоминающие страшные образы и видения Апокалипсиса, — то, чему все мы уже и сейчас являемся непосредственными свидетелями…

Не стоит видеть в этом увлекательном рассказе попытку сколько-нибудь достоверно, «пророчески» изобразить будущее, — по мысли автора, это не более чем притча. Грядущие апокалипсические времена будут, конечно же, совсем другими, не такими, как в этой повести, и не такими, как вообще может нарисовать ограниченное человеческое воображение. Но несомненно, что и в эти последние дни мира, как и во дни пророка Илии, Господь сохранит Себе остаток верных (Рим. 11, 5). Непременно найдутся сердца, стремящиеся ко Христу, испытывающие духовную жажду, ищущие вечного и живущие не хлебом единым (ср. Мф. 4, 4), — несмотря на всеобщее отступление, неверие, забвение Царства Небесного. О таких сердцах эта книга.

«Намёк о прекрасном рае заключен в произведении искусства», — говорил один герой Н. В. Гоголя. Для нас, редакторов и первых читателей этой «несерьёзной» «нефантастической» повести, этот намёк прозвучал — дай Бог, чтобы он прозвучал и для всех последующих её читателей.

Мы надеемся, что книга поможет проникнуться оптимизмом христианского учения о конце времён. Ведь проблема конца — не только богословская и философская, но и бытийная, жизненная, и нравственная. Она насущна для всех — независимо от того, доживем ли мы до последнего дня этого мира или нет. Земная жизнь человека ограничена, и каждый из нас неуклонно приближается к концу времён — ибо преставление отсюда для каждого составляет конец. А поскольку не знаем ни дня, ни часа, то для нас очень важно всегда бодрствовать, и иметь чресла препоясанными и светильники горящими (Мф. 25, 13; Лк. 12, 35), и всей жизнью своей и делами готовить себя к вечности.

Протоиерей Владимир Силовьев,
главный редактор
Издательства Московской Патриархии
Русской Православной Церкви 

___________________

  1. Канон на Святую Пасху, песнь 7.

Издание подготовлено Отделом детской литературы Издательства Московской Патриархии.

Заведующая редакцией — Т. Тарасова.

Редактор — И. Быкова.

Обложка — П. Сацкий.

Технический редактор — З. Кондрашова.

Корректоры — Т. Горячева, В. Ильичёва.

Вёрстка — Ю. Рахманина.

Смотреть все > Ещё издания в разделе:
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение