Все то, что произошло с Церковью нашей в XX веке, является великим назиданием. Пример святых мучеников и исповедников XX века убеждает нас в том, что в любой момент каждый из нас должен быть готов и словом, и делом, и даже до смерти (Откр. 12, 11) возвещать Божию правду.
Святейший Патриарх Кирилл
14+

Жизнь и учение святителя Григория Богослова

Митрополит Иларион (Алфеев)
Год издания
Количество страниц
576 с
ISBN
978-5-88017-334-1 , 978-5-4444-1049-3
Гриф
Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви
Номер ИС РПЦ
ИС 12-212-1169
Тираж
2500 экз
Артикул
079051
Дополнительные характеристики
Формат
60 х 90/16
Размер
147 х 216 х 29 мм
Переплёт
шитый, твёрдый
Обложка
картон, полноцветная печать, матовая ламинация, выборочная лакировка
Бумага
офсетная
Иллюстрации
книжная орнаментика
Цветность блока
1 цвет (чёрный)
  • Аннотация

Книга, представленная вниманию читателей, посвящена великому богослову и поэту IV века святителю Григорию Богослову, его биографии и духовному наследию. Творения каппадокийского отца Церкви и поныне занимают центральное место в богословской науке Православной Церкви.

Книга знакомит читателя с основными аспектами тринитарного богословия, учением о молитве и боговидении, монашестве и браке, священстве и епископстве и др. Написанная живым и доступным языком, она адресована широкому кругу читателей.

  • Содержание
  • Предисловие к первому изданию 
  • Предисловие к третьему изданию

Глава I
ЖИЗНЬ И ТВОРЕНИЯ

  • Ранний период
  • Священство и епископство в Назиане 
  • Константинопольский период
  • Последние годы 
  • Литературное наследие 

Глава II
ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА В ЦЕРКВИ И ОБЩЕСТВЕ

  • Учёность и философия 
  • Нравственные и социальные темы 
  • Брак, девство, монашество 
  • Священство, епископство 
  • Праздник как таинство 

Глава III
ДОГМАТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

  • Богословие
  • Учение о Боге 
  • Троица 
  • Творение 
  • Христос 

Глава IV
МИСТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

  • Божественный свет 
  • Молитва и Боговидение 
  • Обожение 

Глава V
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ

  • Святые 
  • Родственники 
  • Император-отступник 
  • Человек, достигший обожения 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ХРОНОЛОГИЯ

БИБЛИОГРАФИЯ

  • Сочинения святого Григория Богослова 
  • Другие источники 
  • Литература 
  • От автора

В заключение хотелось бы сказать о том, о чём обычно говорят в предисловии, а именно — о причинах, побудивших нас написать настоящую книгу.

Во-первых, причиной написания книги была наша глубокая любовь к святому Григорию как человеку и богослову. Эта любовь зародилась у нас в юности, когда мы впервые познакомились с его Словами и стихотворениями в русском переводе. Нам хотелось написать живую книгу о Григории: не его житие, не сухой научный анализ его богословских взглядов, но его биографию как человека и мыслителя на основе его собственных сочинений. Мы не считали нужным сглаживать те противоречия его жизни и личности, которые, может быть, не вписываются в рамки житийного канона. Мы не считали необходимым говорить о Григории особым возвышенным «православным» языком, несмотря на наше глубочайшее и благоговейное почтение к этому великому отцу Церкви. Сам Григорий писал о себе откровенно и прямо — так стремились писать о нем и мы, используя его собственные сочинения в качестве основного источника.

Во-вторых, многолетнее изучение восточнохристианской богословской традиции убедило нас в том, что Григорий занимает в ней абсолютно центральное и неоспоримое место: без основательного знания его наследия невозможно по-настоящему понять эту традицию. Нам представлялось в этой связи чрезвычайно важным систематизировать взгляды Григория на различные аспекты христианской и общественной жизни, дать анализ его богословия и мистицизма.

В-третьих, на русском языке не существует монографии о святом Григории, которая давала бы достаточно полное представление о его личности и письменном наследии. В современной западной науке такие монографии существуют но, как нам представляется, значение Григория как мыслителя, богослова, философа и мистика ещё по-настоящему не оценено. В XX веке восточнохристианское богословие было заново открыто Западом, однако интерес сосредоточивала вокруг нескольких имён — главным образом вокруг Оригена святого Григория Нисского и автора Ареопагитского корпуса. В настоящее время объектом особенного внимания становится преподобный Максим Исповедник. Что же касается святого Григория Богослова, то, хотя его роль в истории христианского богословия никем не оспаривается, ему уделяется несравненно меньше внимания, чем он заслуживает.

В-четвёртых, изучая сочинения Григория, мы встретили в них немало неожиданных и ярких мыслей, обнаружив в Григории необычную широту взглядов. Эта широта характеризует многих великих отцов Церкви, но её очень не хватает некоторым сегодняшним православным христианам «Православие также просторно, как Сам Бог», — говорит современный богослов1. Об этом, к сожалению, часто забывают те христиане, которые уверены в несовместимости Православия с учёностью, творчеством, искусством, которые выступают против открытого и творческого отношения к жизни. По нашему глубокому убеждению, в Православии никому не должно быть душно: в нём должно найтись место и для учёного, и для поэта, и для художника. Православие не должно превращаться в «охранительную» религию, отгородившуюся толстыми стенами от мира: напротив, необходима тесная, живая и творческая связь между Церковью и миром.

Именно так смотрел на вещи святой Григорий, в котором безусловная преданность православной вере и личная святость сочетались с открытостью ко всему лучшему, что накоплено человечеством вне христианства. Остается только пожелать, чтобы в наше время было больше служителей Церкви, подобных ему в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте2.

Мы закончим исследование, посвященное жизни и творчеству святого Григория, словами из службы святителю:


Радуйся, богословия источниче и богозрения высокаго обитель: вышнюю бо глубину, отче, с благочестивым помыслом испытав, всем уяснил еси в Триех Солнцех Едино Света бытии растворение, соединяемое тождеством Божества, троичествуемое же честными Ипостасми, жития убо чистотою и словес светлостию чествовати научая Троицу Всесвятую, богодухновенне. От Неяже ниспослатися душам нашим моли велию милость3!

_____________________________

  1. Антоний. О встрече, 86.
  2. I Тим 4, 12.
  3. Стихира на стиховне, глас 5.
  • Предисловие

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Я с большим вниманием и всё возрастающим интересом прочёл книгу иеромонаха Илариона (Алфеева) о святом Григории Богослове.

По своему подходу эта книга является редкостным вкладом не только в наше богословское познание одного из величайших святителей Православной Церкви, но и в раскрытие его личности как человека.

Слишком часто трактаты, посвящённые великим богословам, оставляют в тени их духовное постепенное возрастание «от силы в силу», и у читателя создаётся ложное впечатление о том, будто они на широких, могучих крыльях возлетали на высоты богопознания. На самом же деле путь каждого из них был сложен: укоренённый в вопрошаниях их времени, связанный с особенными свойствами их душевного и умственного строя, он в значительной мере зависел от богоданных встреч и поисков истины в сумерках современной им философской и богословской мысли. Не сразу находили они ответы на вопросы, рождаемые их собственными глубинными переживаниями и не только поставляемые им, как и всем их современникам, в недрах христианской общины, но и настойчиво вырастающие из блуждания мысли и прозрений их современников — и своих, и «внешних».

Книга отца Илариона с разительной ясностью раскрывает нам внутренний путь святого и постепенно проясняющееся видение им истины.

В наши дни, когда перед каждым верующим, как и перед всей Церковью, встают вопросы из глубин церковного сознания, а также поставленные миром в его агонии, метании и в его отчаянном искании ответов, ему доступных и понятных, — мы, верующие, должны научиться вслушиваться в вопрошания наших единоверных, а также людей, стоящих вне церковного опыта и молящих нас отвечать им на вопросы, которые они имеют право ставить и на которые мы обязаны отвечать творчески и с любовью.

Я надеюсь, что многие оценят вклад, сделанный отцом Иларионом в наше понимание путей православного богословия через писания святого Григория Богослова.

Митрополит Антоний Сурожский

ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Святитель Григорий Богослов — один из наиболее прославленных богословов Восточной христианской Церкви. Наряду с Василием Великим и Иоанном Златоустом он почитается в Православной Церкви как «вселенский великий учитель и святитель». В византийскую эпоху, то есть в течение десяти веков (с V по XIV век), Григорий воспринимался как «богослов номер один»: сам термин «богослов» отождествлялся в Византии прежде всего с его именем. По «индексу цитируемости» сочинения Григория уступали только Библии. Так же как на библейские книги, на сочинения «Богослова» писали многочисленные комментарии и схолии, его слова читались в церкви за богослужением, его сочинения переписывались от руки и имели самое широкое распространение. В формировании догматического учения Восточной Церкви Григорий Богослов сыграл решающую роль, и многие его сочинения вошли в золотой фонд христианской письменности.

Жизнь Григория совпала по времени с периодом возрождения христианской Церкви после трех веков гонений. После того как император Константин (306—337) издал Миланский эдикт, христиане получили легальный статус на территории Римской империи. Стремительный рост Церкви, начавшийся при Константине, продолжился при Констанции (337—361), который потворствовал арианской ереси. Краткое правление Юлиана Отступника (361—363) было отмечено попыткой возрождения язычества в качестве государственной религии, однако эта попытка не увенчалась успехом. Юлиан был последним языческим императором; его преемники Иовиан (363—364), Валент (364-378) и Феодосий (379—395), так же как и все последующие василевсы, были христианами. Феодосий был тем императором, который восстановил Православие после пятидесяти лет арианской смуты и утвердил Григория в качестве архиепископа Константинопольского.

Жизнь Григория делится на две части — до и после вступления на церковное служение. Его жизнь до крещения — сплошная цепь успехов и удач. Жизнь Григория после крещения и особенно после иерейской хиротонии, напротив, почти сплошь состоит из разочарований и бедствий. Церковная «карьера» Григория складывалась на редкость несчастливо: он был рукоположен на несуществующую кафедру, служил в чужой епархии и, взойдя на патриарший престол, был в скором времени смещён.

В облике Григория, каким он вырисовывается из его собственных сочинений, есть черты, могущие оттолкнуть читателя, привыкшего узнавать о святых только из житийной литературы. При знакомстве с автобиографическими сочинениями Григория может показаться, что он не был лишён гордости, обидчивости, злопамятности и других человеческих слабостей, плохо увязывающихся с христианским нравственным идеалом. Мы, однако, глубоко убеждены в том, что человеческие качества Григория нисколько не умаляют его достоинства как святого и учителя Церкви. Каждый святой был человеком, и особенно драгоценным представляется нам свидетельство святого о себе самом, благодаря которому мы соприкасаемся не с иконописным образом, но с живым человеком.
Величие Григория раскрывается не столько из внешних обстоятельств его жизни, сколько из его внутреннего опыта, который запечатлён на страницах его произведений. Несмотря на бурную жизнь, полную испытаний, тревог и внешних потрясений, он умел сохранять живую внутреннюю связь с Богом, обладал глубоким мистическим опытом. Он, бесспорно, был одним из самых великих богословов, каких когда-либо знала христианская Церковь. О Григории как церковном деятеле, духовном писателе, богослове, философе и мистике пойдет речь в нашей книге.
Настоящее, третье издание книги является исправленным и дополненным по сравнению с первыми двумя изданиями. Глава 1-я дополнена сведениями о Каппадокии и разделом, посвящённым литературному наследию Григория; в главе 2-й добавлено несколько цитат из стихотворения святителя «О себе самом и о епископах»; глава 3-я пополнилась разделом, посвящённым теме сошествия Христа во ад. В остальном книга, написанная в 1997 году, не претерпела существенных изменений.

Епископ Венский и Австрийский Иларион

  • Персоны

Ответственный за выпуск — Н. Балукова.

Дизайн обложки — Е. Вишнякова.

Корректор — Г. Крастошевская.

Вёрстка — О. Букреева, Е. Галина.

Книга, представленная вниманию читателей, посвящена великому богослову и поэту IV века святителю Григорию Богослову, его биографии и духовному наследию. Творения каппадокийского отца Церкви и поныне занимают центральное место в богословской науке Православной Церкви.

Книга знакомит читателя с основными аспектами тринитарного богословия, учением о молитве и боговидении, монашестве и браке, священстве и епископстве и др. Написанная живым и доступным языком, она адресована широкому кругу читателей.

  • Предисловие к первому изданию 
  • Предисловие к третьему изданию

Глава I
ЖИЗНЬ И ТВОРЕНИЯ

  • Ранний период
  • Священство и епископство в Назиане 
  • Константинопольский период
  • Последние годы 
  • Литературное наследие 

Глава II
ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА В ЦЕРКВИ И ОБЩЕСТВЕ

  • Учёность и философия 
  • Нравственные и социальные темы 
  • Брак, девство, монашество 
  • Священство, епископство 
  • Праздник как таинство 

Глава III
ДОГМАТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

  • Богословие
  • Учение о Боге 
  • Троица 
  • Творение 
  • Христос 

Глава IV
МИСТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

  • Божественный свет 
  • Молитва и Боговидение 
  • Обожение 

Глава V
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ

  • Святые 
  • Родственники 
  • Император-отступник 
  • Человек, достигший обожения 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ХРОНОЛОГИЯ

БИБЛИОГРАФИЯ

  • Сочинения святого Григория Богослова 
  • Другие источники 
  • Литература 

В заключение хотелось бы сказать о том, о чём обычно говорят в предисловии, а именно — о причинах, побудивших нас написать настоящую книгу.

Во-первых, причиной написания книги была наша глубокая любовь к святому Григорию как человеку и богослову. Эта любовь зародилась у нас в юности, когда мы впервые познакомились с его Словами и стихотворениями в русском переводе. Нам хотелось написать живую книгу о Григории: не его житие, не сухой научный анализ его богословских взглядов, но его биографию как человека и мыслителя на основе его собственных сочинений. Мы не считали нужным сглаживать те противоречия его жизни и личности, которые, может быть, не вписываются в рамки житийного канона. Мы не считали необходимым говорить о Григории особым возвышенным «православным» языком, несмотря на наше глубочайшее и благоговейное почтение к этому великому отцу Церкви. Сам Григорий писал о себе откровенно и прямо — так стремились писать о нем и мы, используя его собственные сочинения в качестве основного источника.

Во-вторых, многолетнее изучение восточнохристианской богословской традиции убедило нас в том, что Григорий занимает в ней абсолютно центральное и неоспоримое место: без основательного знания его наследия невозможно по-настоящему понять эту традицию. Нам представлялось в этой связи чрезвычайно важным систематизировать взгляды Григория на различные аспекты христианской и общественной жизни, дать анализ его богословия и мистицизма.

В-третьих, на русском языке не существует монографии о святом Григории, которая давала бы достаточно полное представление о его личности и письменном наследии. В современной западной науке такие монографии существуют но, как нам представляется, значение Григория как мыслителя, богослова, философа и мистика ещё по-настоящему не оценено. В XX веке восточнохристианское богословие было заново открыто Западом, однако интерес сосредоточивала вокруг нескольких имён — главным образом вокруг Оригена святого Григория Нисского и автора Ареопагитского корпуса. В настоящее время объектом особенного внимания становится преподобный Максим Исповедник. Что же касается святого Григория Богослова, то, хотя его роль в истории христианского богословия никем не оспаривается, ему уделяется несравненно меньше внимания, чем он заслуживает.

В-четвёртых, изучая сочинения Григория, мы встретили в них немало неожиданных и ярких мыслей, обнаружив в Григории необычную широту взглядов. Эта широта характеризует многих великих отцов Церкви, но её очень не хватает некоторым сегодняшним православным христианам «Православие также просторно, как Сам Бог», — говорит современный богослов1. Об этом, к сожалению, часто забывают те христиане, которые уверены в несовместимости Православия с учёностью, творчеством, искусством, которые выступают против открытого и творческого отношения к жизни. По нашему глубокому убеждению, в Православии никому не должно быть душно: в нём должно найтись место и для учёного, и для поэта, и для художника. Православие не должно превращаться в «охранительную» религию, отгородившуюся толстыми стенами от мира: напротив, необходима тесная, живая и творческая связь между Церковью и миром.

Именно так смотрел на вещи святой Григорий, в котором безусловная преданность православной вере и личная святость сочетались с открытостью ко всему лучшему, что накоплено человечеством вне христианства. Остается только пожелать, чтобы в наше время было больше служителей Церкви, подобных ему в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте2.

Мы закончим исследование, посвященное жизни и творчеству святого Григория, словами из службы святителю:


Радуйся, богословия источниче и богозрения высокаго обитель: вышнюю бо глубину, отче, с благочестивым помыслом испытав, всем уяснил еси в Триех Солнцех Едино Света бытии растворение, соединяемое тождеством Божества, троичествуемое же честными Ипостасми, жития убо чистотою и словес светлостию чествовати научая Троицу Всесвятую, богодухновенне. От Неяже ниспослатися душам нашим моли велию милость3!

_____________________________

  1. Антоний. О встрече, 86.
  2. I Тим 4, 12.
  3. Стихира на стиховне, глас 5.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Я с большим вниманием и всё возрастающим интересом прочёл книгу иеромонаха Илариона (Алфеева) о святом Григории Богослове.

По своему подходу эта книга является редкостным вкладом не только в наше богословское познание одного из величайших святителей Православной Церкви, но и в раскрытие его личности как человека.

Слишком часто трактаты, посвящённые великим богословам, оставляют в тени их духовное постепенное возрастание «от силы в силу», и у читателя создаётся ложное впечатление о том, будто они на широких, могучих крыльях возлетали на высоты богопознания. На самом же деле путь каждого из них был сложен: укоренённый в вопрошаниях их времени, связанный с особенными свойствами их душевного и умственного строя, он в значительной мере зависел от богоданных встреч и поисков истины в сумерках современной им философской и богословской мысли. Не сразу находили они ответы на вопросы, рождаемые их собственными глубинными переживаниями и не только поставляемые им, как и всем их современникам, в недрах христианской общины, но и настойчиво вырастающие из блуждания мысли и прозрений их современников — и своих, и «внешних».

Книга отца Илариона с разительной ясностью раскрывает нам внутренний путь святого и постепенно проясняющееся видение им истины.

В наши дни, когда перед каждым верующим, как и перед всей Церковью, встают вопросы из глубин церковного сознания, а также поставленные миром в его агонии, метании и в его отчаянном искании ответов, ему доступных и понятных, — мы, верующие, должны научиться вслушиваться в вопрошания наших единоверных, а также людей, стоящих вне церковного опыта и молящих нас отвечать им на вопросы, которые они имеют право ставить и на которые мы обязаны отвечать творчески и с любовью.

Я надеюсь, что многие оценят вклад, сделанный отцом Иларионом в наше понимание путей православного богословия через писания святого Григория Богослова.

Митрополит Антоний Сурожский

ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Святитель Григорий Богослов — один из наиболее прославленных богословов Восточной христианской Церкви. Наряду с Василием Великим и Иоанном Златоустом он почитается в Православной Церкви как «вселенский великий учитель и святитель». В византийскую эпоху, то есть в течение десяти веков (с V по XIV век), Григорий воспринимался как «богослов номер один»: сам термин «богослов» отождествлялся в Византии прежде всего с его именем. По «индексу цитируемости» сочинения Григория уступали только Библии. Так же как на библейские книги, на сочинения «Богослова» писали многочисленные комментарии и схолии, его слова читались в церкви за богослужением, его сочинения переписывались от руки и имели самое широкое распространение. В формировании догматического учения Восточной Церкви Григорий Богослов сыграл решающую роль, и многие его сочинения вошли в золотой фонд христианской письменности.

Жизнь Григория совпала по времени с периодом возрождения христианской Церкви после трех веков гонений. После того как император Константин (306—337) издал Миланский эдикт, христиане получили легальный статус на территории Римской империи. Стремительный рост Церкви, начавшийся при Константине, продолжился при Констанции (337—361), который потворствовал арианской ереси. Краткое правление Юлиана Отступника (361—363) было отмечено попыткой возрождения язычества в качестве государственной религии, однако эта попытка не увенчалась успехом. Юлиан был последним языческим императором; его преемники Иовиан (363—364), Валент (364-378) и Феодосий (379—395), так же как и все последующие василевсы, были христианами. Феодосий был тем императором, который восстановил Православие после пятидесяти лет арианской смуты и утвердил Григория в качестве архиепископа Константинопольского.

Жизнь Григория делится на две части — до и после вступления на церковное служение. Его жизнь до крещения — сплошная цепь успехов и удач. Жизнь Григория после крещения и особенно после иерейской хиротонии, напротив, почти сплошь состоит из разочарований и бедствий. Церковная «карьера» Григория складывалась на редкость несчастливо: он был рукоположен на несуществующую кафедру, служил в чужой епархии и, взойдя на патриарший престол, был в скором времени смещён.

В облике Григория, каким он вырисовывается из его собственных сочинений, есть черты, могущие оттолкнуть читателя, привыкшего узнавать о святых только из житийной литературы. При знакомстве с автобиографическими сочинениями Григория может показаться, что он не был лишён гордости, обидчивости, злопамятности и других человеческих слабостей, плохо увязывающихся с христианским нравственным идеалом. Мы, однако, глубоко убеждены в том, что человеческие качества Григория нисколько не умаляют его достоинства как святого и учителя Церкви. Каждый святой был человеком, и особенно драгоценным представляется нам свидетельство святого о себе самом, благодаря которому мы соприкасаемся не с иконописным образом, но с живым человеком.
Величие Григория раскрывается не столько из внешних обстоятельств его жизни, сколько из его внутреннего опыта, который запечатлён на страницах его произведений. Несмотря на бурную жизнь, полную испытаний, тревог и внешних потрясений, он умел сохранять живую внутреннюю связь с Богом, обладал глубоким мистическим опытом. Он, бесспорно, был одним из самых великих богословов, каких когда-либо знала христианская Церковь. О Григории как церковном деятеле, духовном писателе, богослове, философе и мистике пойдет речь в нашей книге.
Настоящее, третье издание книги является исправленным и дополненным по сравнению с первыми двумя изданиями. Глава 1-я дополнена сведениями о Каппадокии и разделом, посвящённым литературному наследию Григория; в главе 2-й добавлено несколько цитат из стихотворения святителя «О себе самом и о епископах»; глава 3-я пополнилась разделом, посвящённым теме сошествия Христа во ад. В остальном книга, написанная в 1997 году, не претерпела существенных изменений.

Епископ Венский и Австрийский Иларион

Ответственный за выпуск — Н. Балукова.

Дизайн обложки — Е. Вишнякова.

Корректор — Г. Крастошевская.

Вёрстка — О. Букреева, Е. Галина.

Смотреть все > Ещё издания в разделе:
  • Собрание сочинений. Т. 8: Исагогика. Ветхий Завет
    098221
    Подробнее >
  • Собрание сочинений. Т. 7: Серия «В поисках Пути, Истины и Жизни» 2019
    097906
    Подробнее >
  • Богословие диалога: Тринитарный взгляд
    093699
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 6: В поисках Пути, Истины и Жизни 2018
    094390
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 5: В поисках Пути, Истины и Жизни 2018
    094373
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 4: Кн. 3. У врат молчания
    092431
    Подробнее >
  • Опровержительные слова
    092098
    Подробнее >
  • Православное учение о церковной иерархии: Антология святоотеческих текстов
    077666
    Подробнее >
  • Православная литургия: историко-литургические исследования
    048042
    Подробнее >
  • Таинство будущего: Исследования о происхождении библейской типологии
    083882
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 3: В поисках Пути, Истины и Жизни 2016
    089441
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 2: Истоки религии
    089333
    Подробнее >
  • Прот. Александр Мень. Собрание сочинений. Т. 1: Сын Человеческий
    088104
    Подробнее >
  • Догматика Православной Церкви: Пневматология
    048796
    Подробнее >
  • Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем: в 7 т. Т. 7.
    086887
    Подробнее >
  • Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем: в 7 т. Т. 5: Административные документы и письма (1861—1868)
    081235
    Подробнее >
  • Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем : в 7 т. Т. 3: Жребий апостольский
    077178
    Подробнее >
  • Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем : в 7 т. Т. 4: Апостол Дальнего Востока и Севера (1852—1860)
    080892
    Подробнее >
  • Лествица
    074653
    Подробнее >
  • Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем : в 7 т. Т. 6: Московский митрополит (1868—1879)
    083013
    Подробнее >
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение