В смирении человек как бы уступает свое центральное место Богу, в смирении человек обнаруживает свои лучшие качества, в смирении человек устанавливает особые отношения с другими людьми, так что эти отношения никоим образом не разрушают другой личности, не наносят ей ущерба.

Святейший Патриарх Кирилл
Статьи > Все публикации > Виталий Чуркин: Он мог стать вторым «Мистером Нет»

Виталий Чуркин: Он мог стать вторым «Мистером Нет»

2018_1220_ВЧ_350 О Виталии Ивановиче Чуркине — дипломате и человеке — рассказывает новая книга из серии «На путях веры»

Как остаться христианином, профессионально занимаясь политикой? Разве такое возможно? На этот вопрос отвечает книга о Виталии Чуркине, прошедшем свой земной путь по-христиански самоотверженно, как настоящий герой Отечества.

Судьба успешного советского человека, беззаветное служение Родине, талант дипломата — все это совместилось в жизни Виталия Чуркина. «Виталий Иванович не был служителем Церкви, но его жизнь смело можно назвать служением — служением Родине, служением правде Божией», — пишет автор-составитель книги епископ Балашихинский Николай. О личности Виталия Чуркина рассказано в издании именно с этой точки зрения.

Перед нами разворачивается не просто картина жизни выдающегося человека, но образ его высокого служения. И это особенно важно, ведь он оставил нам всем пример, как живя в миру и занимаясь отнюдь не легким делом внешней политики, не просто оставаться верующим, но жить по вере и беззаветно служить Отечеству и ближним.

Тем удивительнее этот пример, что Виталий Чуркин родился в обычной советской московской семье. Отец его, Иван Васильевич, был инженером на авиационном заводе, а мама, Мария Петровна — домохозяйкой. Виталий был «отличником по жизни», как вспоминают о нем друзья, во всем он всегда старался добиться наилучшего результата. Это стремление к совершенству — профессиональному и личному — дает обильные плоды, если человек при этом верит в Бога. Так было и с Виталием Ивановичем.

Интересно, что особенные дарования еще в детстве заметили в нем выдающиеся режиссеры. Лев Кулиджанов утвердил его на роль в фильме «Синяя тетрадь», когда Виталию было всего одиннадцать лет. Потом он снялся еще в двух ролях — в картине Таллинфильма «Ноль три» и в фильме Марка Донского «Сердце матери». Несмотря на то, что мальчик успешно играл не только в кино, но и в школьном театре, актерская карьера его не увлекла. Виталий Иванович признавался: он всегда знал, что будет дипломатом. И, несмотря на то, что после окончания школы без экзаменов был зачислен во ВГИК, подал документы и успешно поступил в МГИМО.

Виталий Чуркин знал английский, французский и монгольский языки, был кандидатом исторических наук, серьезно занимался конькобежным спортом, был широко образован, эрудирован. Такой человек представлял Россию в течение трех десятилетий на самом высоком уровне за рубежом, был лицом своей страны в трудные моменты истории.

Дипломат, умевший блестяще вести диалог с оппонентом, где нужно, мог проявить непреклонную твердость. Он всегда чувствовал — будь то в Конгрессе США или в Совете безопасности ООН — что представляет не себя самого, а великую и горячо им любимую страну, честь которой для него дороже жизни. «Даже не думайте разговаривать с моей страной в приказном тоне», — умел твердо сказать Виталий Чуркин.

При этом с коллегами он всегда общался просто, по-товарищески. Как в истинном интеллигенте, в нем не было заносчивости или превозношения над другими, и в этом заключалась большая часть его обаяния. Только такому, подлинному человеку друзья и коллеги захотят посвятить стихи:

Ни угрозы и ни ультиматум

Не сломили движенья вперед.

Аплодирует мир дипломату

По заслугам хвалу воздает.

Эти строки посвятил Виталию Чуркину его друг, нынешний действующий министр иностранных дел Сергей Лавров. Примечателен не только смысл слов, но и сам факт написания стихотворения.

Виталий Иванович Чуркин скоропостижно скончался в Нью-Йорке, можно сказать, на своем боевом посту, защищая честь Отчизны. Потому и книга о нем заканчивается так: «Завершим наш рассказ о Виталии Ивановиче Чуркине словами Священного Писания: он подвигом добрым... подвизался, течение совершил, веру сохранил (2Тим. 4:7). Его жизненный путь был прям и верен».

Книга о Виталии Чуркине, несомненно, будет интересна самому широкому кругу читателей, которым небезразлична история и судьба России, кто хотел бы увидеть пример истинной христианской жизни в современном — все более удаляющемся от Бога — мире.

 

« Назад
x
Оставить заявку
Имя
Фамилия
Email
Сообщение